Варлам Шаламов

Авторский каталог

Марк Головизнин

Историк, специалист по истории левой (троцкистской) оппозиции сталинизму в СССР, ученик В.В.Роговина.

  • Марк Головизнин «Теология освобождения» Варлама Шаламова (январь 2015)

  • «На наш взгляд В.Т. Шаламов сознательно мифологизировал генеалогию своих предков, и этот поступок может пролить свет на происхождение мировоззрения его отца. Современные исследования православного духовенства Коми в XVII – XIX веках позволяют утверждать, что реалии его жизни и деятельности значительно отличались от соседних епархий, даже таких близких “кузниц кадров”, как Вологодская и Великоустюжская епархии».


  • Марк Головизнин К вопросу о происхождении первых зарубежных изданий «Колымских рассказов» В.Т. Шаламова (2011)

  • «Очевидно, что по мере того, как шаламовская проза с перестроечных времен стала все больше находить дорогу к отечественным читателям и исследователям, интерес к теме “Шаламов на Западе” также стал возрастать и в России, и за ее пределами. Дискуссии вокруг первых зарубежных публикаций “Колымских рассказов” ведутся в основном в двух аспектах: 1) проблематика восприятия зарубежным читателем шаламовской прозы и 2) обстоятельства, которые сделали публикацию этой прозы возможной. Второй аспект, которому и посвящена настоящая статья, интересен не столько сам по себе, но как часть социально-политической реальности конца 1960-х годов».


  • Марк Головизнин Образ революции и революционера у Варлама Шаламова (2007)

  • «В свете вышеизложенного очевидно, что популярные сегодня трактовки русской революции и, в особенности, большевистского переворота, как социального регресса по содержанию и “верхушечного заговора отщепенцев” по форме были для Шаламова категорически неприемлемы».


  • Марк Головизнин Варлам Шаламов и внутрипартийная борьба 20-х годов (2002)

  • «Глубокая, несовместимая разница в политических взглядах двух писателей состояла в том, что Солженицын уже в конце 60-х годов выводил сталинский террор из революционной практики большевизма и борьба с тоталитарной сталинской системой была для него равнозначна борьбе с большевизмом и атеизмом. Для Шаламова на протяжении всей его творческой жизни сталинизм был не продолжением, а отрицанием ленинизма».