Варлам Шаламов

Авторский каталог

Ирина Сиротинская

Ирина Павловна Сиротинская (фото 2008)Сиротинская Ирина Павловна (5 октября 1932 г. — 11 января 2011 г. ) — близкая подруга Шаламова, которая сберегла и обеспечила сохранность его наследия.

Правопреемница писателя, составитель и автор комментариев к его книгам, в т. ч. собраниям сочинений.

С 1964 по 2006 работала в ЦГАЛИ (в 1992г. переименован в РГАЛИ) научным сотрудником, а в последнее время — заместителем директора. В 2007 г. выступила организатором конференции к 100-летию со дня рождения В.Т.Шаламова.

С 1970-х годов Сиротинская И.П. занималась расшифровкой рукописей Шаламова.

Страница И.П. Сиротинской в англоязычном разделе сайта.


  • Ирина Сиротинская Обращение к читателям сайта shalamov.ru (25 декабря 2008)

  • «Мне очень хочется, чтобы вы прочли Шаламова, пусть вначале в отрывках, потом вам захочется прочитать все «Колымские рассказы», все «Колымские тетради», на сайте или в книгах. И думайте о том, что подскажут вам, каждому индивидуально, его тексты. Шаламов говорил: “Я пишу для того, чтобы люди знали, что пишутся такие рассказы и сами решились на какой-либо достойный поступок”. Так что читайте Шаламова!»


  • Ирина Сиротинская Комментарий к статье Л.Тимофеева «Поэтика лагерной прозы» («Октябрь». 1991, №3) (2008)

  • «Удивительна та легкость необыкновенная, с какой походя высказываются весьма некорректные и совсем бездоказательные суждения о “подгонке” Шаламова, выписываются рецепты публикаторам. Тем более огорчительна такая неосновательность в серьезной научной статье, предполагающей, казалось бы, что изучение предмета должно предшествовать суждению о нем».


  • Ирина Сиротинская Мой друг Варлам Шаламов (2007)

  • «Первое впечатление от Варлама Тихоновича — большой. И чисто физический облик: высокий, широкоплечий, и ощущение ясное незаурядной, крупной личности с первых же слов, с первого взгляда. Мне пришлось многие годы знать его. Это первое впечатление не изменилось, но усложнилось... Нельзя, да и не надо приводить эту сложную, противоречивую личность к одному знаменателю. В нем сосуществовали, противоборствовали, всегда находясь на “точке кипения”, разные ипостаси его личности».


  • Ирина Сиротинская «Горящая память» (2007)

  • «Я знала многих известных людей. Но ни один не произвел на меня такого впечатления, как Варлам Тихонович. Он был монолитен, он был плотью своих рассказов, предельно честен, его слово соответствовало его делу, бесстрашен, откровенен в суждениях литературных и житейских. Какого-либо приспособленчества не было в нем ни тени».


  • Ирина Сиротинская Реабилитирован в 2000 году (2004)

  • «В конце 1928 — начале 1929 года Шаламов целиком отдается оппозиционной деятельности: печатает в подпольной типографии “Завещание В. И. Ленина” (известное “Письмо к съезду”) и распространяет его, а также другие документы оппозиции. И попадает в засаду в этой самой типографии».


  • Ирина Сиротинская В.Шаламов — взгляд в будущее (2002)

  • «Криминализацию постсоветского общества мы наблюдаем своими глазами. Нравы блатного мира становятся нравами общества и его так называемой элиты. Перечтите “Очерки преступного мира”: право сильного и жестокого, бесправие и незащищенность слабого. Человеческая жизнь теряет свою цену».


  • Ирина Сиротинская О Международных Шаламовских чтениях (1997)

  • Председатель конференции, публикатор наследия В.Т. Шаламова И.П. Сиротинская рассказывает о Шаламовских чтениях и об их участниках.


  • Ирина Сиротинская К вопросам текстологии поэтических произведений В. Шаламова (1997)

  • «Обретя комнату в Москве, В. Шаламов очень береж­но относился к своему архиву. Все хранилось упорядо­чение, ни клочка бумаги не выбрасывалось. Большин­ство прозаических текстов было отдано на хранение в ЦГАЛИ (теперь РГАЛИ), однако к стихотворным текстам Варлам Тихонович возвращался, поскольку они имели шанс на публикацию, и они находились в его доме. С 1978 года, когда его здоровье и зрение резко ухудшились, стали происходить хищения из его архива. Приложили руку к этому и "друзья", тащившие бумаги в отсутствие Варлама Тихоновича ("чтобы сохранить"), и враги (КГБ). Последнее стало ясным в результате сенсационной покупки в 1995 году Вологодской картин­ной галереей "похищенного" якобы полковником КГБ при несанкционированном обыске в отсутствие Шала­мова. (Галерея хранит инкогнито похитителя.)»


  • Ирина Сиротинская В. Шаламов и А. Солженицын (1997)

  • «В 70-х годах Шаламов редко и раздражённо говорил о Солженицыне, тем более, что до него дошли осуждающие слова бывшего дpyгa, «брата» (как говорил Солженицын), с такой легкостью и жестокостью оброненные из благополучного Вермонта («Варлам Шаламов умер») о нём, ещё живом, бесправном, но недобитом калеке. Сейчас распускаются слухи, что Солженицын помогал Шаламову. Нет, никогда, нигде и ничем не помог А.И. Шаламову, да и Шаламов не принял бы такой помощи».


  • Валерий Есипов, Ирина Сиротинская Из истории рода Шаламовых (1994)

  • «По признанию писателя, наибольшее влияние на него в детстве оказала мать Надежда Александровна (девичья фамилия Воробьева). Она была коренной вологжанкой, происходила из культурной учительской семьи. Однако, нельзя недооценивать и влияние отца, за которым стояла крепкая семейная традиция».


  • Ирина Сиротинская Несколько его архивов

  • «Архив человека — это не мертвая куча старых бумаг, это след его судьбы, его попытки осмыслить мир и свою жизнь, его любви и дружбы. Теплое чувство испытываешь, перебирая бумаги, они хранят память — сопротивление смерти, исчезновению, забвению».


  • Ирина Сиротинская Варлам Шаламов: миссия пророка не по плечу никому

  • «Своим искусством он преодолевал зло – мировое зло. Он не зря говорил, что символы зла – это Освенцим, Хиросима и Колыма... И думал только о том, чтобы оставить свою зарубку – как в лесу делают зарубки, чтобы не заблудиться. На память о том, что при определенных условиях человек может абсолютно отречься от добра и превратиться в безропотного, бессловесного… подопытного кролика. На память всему человечеству».


  • Ирина Сиротинская Викинг колымского ада

  • «Солженицын не может его простить до сих пор, что он ему не дал «Колымских рассказов». Солженицын хотел их включить в “Архипелаг ГУЛАГ”. Шаламов отказался. Великий писатель кровью, жизнью заплатил за то, чтобы это написать, — и вдруг отдать. У них были очень плохие отношения. В РГАЛИ у нас есть сборник “Встречи с прошлым”, где печатаются неопубликованные вещи писателей. Солженицын очень любил этот сборник, а тут я дала туда кусок из Варлама. И Солженицын, который отдал нам свой архив на сохранение, и мы его сохранили, отказался писать предисловие».


  • Ирина Сиротинская Александр Солженицын о Варламе Шаламове