Варлам Шаламов

Выставка «Жить или писать. Варлам Шаламов»

26 сентября 2013 - 2016

Места выставки

Берлинская выставка «Жить или писать. Рассказчик Варлам Шаламов» после тура по немецким городам уже побывала в Италии (в Парме) и с 5 февраля по 15 марта 2015 года проходила в Люксембурге. В октябре выставка прошла в Киеве, а в ноябре – в Минске. 21 декабря плакатный вариант открыт в Санкт-Петербурге. 24 февраля 2016 г. выставка открылась в Мемориале (Каретный ряд, 5/10) где она пробудет до 2 февраля 2017 г.

Выставка в Москве (24 февраля 2016 г. – 2 февраля 2017 г. ) Об открытии выставки в Москве и сопроводительной программе открытия Речь Кристины Линкс на открытии выставки о Варламе Шаламове в Москве

Обзор выставки и мнения о ней

В Литературном доме в Берлине открылась масштабная выставка, посвященная Варламу Шаламову – многолетнему узнику сталинских лагерей и одному из самых неисследованных русских писателей прошлого века.

Берлинский Литературный дом (Literaturhaus Berlin) в сентябре 2013 г.

«Колымские рассказы» Варлама Шаламова были опубликованы в СССР только в конце 80-х годов. За границей они вышли раньше, но об этих произведениях почти не говорили: на протяжении многих лет единственным автором, который рассказывал о жизни в ГУЛАГе, считался Александр Солженицын. В Германии обычные читатели творчество Шаламова по-настоящему открывают для себя только сейчас, когда берлинское издательство Matthes & Seitz начало выпуск многотомного собрания его сочинений. Переводит книги Габриеле Лойпольд – один из самых известных знатоков русской литературы в Германии, переводившая Андрея Белого, Осипа Мандельштама и Юрия Лотмана.

Куратор Вильфрид Шёллер

Выставка «Жить или писать. Рассказчик Варлам Шаламов», которая открылась в Берлинском Литературном доме, знакомит публику с биографией писателя. По мнению кураторов экспозиции, профессора Вильфрида Шёллера и филолога-слависта Кристины Линкс, опыт Шаламова не должен рассматриваться как частный случай. Жизнь и творчество автора, который почти двадцать лет жизни провел в лагерях, находятся в мировом контексте, это такие же ценные и точные свидетельства страшных преступлений XX века, как и, например, дневники узников Холокоста. О связи ГУЛАГа и Освенцима говорил и сам Шаламов, который считал, что об этих явлениях нужно думать как о едином целом: не приравнивать их друг к другу, а сопоставлять.

Куратор Кристина Линкс

Проза Шаламова позволяет переосмыслить и творчество Солженицына – лауреата Нобелевской премии и самого известного на Западе узника ГУЛАГа. Писатели полемизировали и в своих произведениях, и лично. Солженицын говорил о непротивлении и ненасилии, а в «Одном дне Ивана Денисовича» показал, что и в самых страшных условиях можно радоваться жизни и оставаться человеком. У Шаламова была другая точка зрения, куда более жесткая. Он считал, что ГУЛАГ никогда и ни при каких условиях не может быть положительным опытом, он отнимает у заключенных все: принципы, ценности, социальные связи и в конечном итоге даже человеческий облик. Про «Один день Ивана Денисовича» он писал: «Около санчасти ходит кот – невероятно для настоящего лагеря – кота давно бы съели… Где этот чудный лагерь? Хоть бы с годок там посидеть в свое время».

На выставке в Литературном доме в Берлине представлены личные документы Шаламова, его фотографии, отрывки из документальных фильмов о нем, газетные статьи и плакаты. Впервые в таком объеме публике представлена судебная документация: протоколы допросов и даже снимки тех людей, которые писали на Шаламова доносы. Особое внимание уделено внутренней организации лагерей, а также попыткам властей скрыть любую информацию об их наличии: скажем, на почтовых открытках с видами Колымы всегда изображались идиллические пейзажи. Как удалось узнать кураторам выставки, спецслужбы не оставляли Шаламова в покое и после того, как он вышел из лагеря. Даже его похороны в 1982 году находились под наблюдением.

Фрагмент экспозиции. Фотографии секретной слежки за Шаламовым в конце 50-х годов

Центральной же счастью экспозиции становятся многочисленные записки и рукописи, исписанные аккуратным убористым почерком. Удивительно, но Шаламов писал набело – он почти не редактировал, не поправлял и не вносил уточнений в первоначальные тексты. Обычно так пишут стихи, а не прозу.

Выставка задумана в двух вариантах: стационарном и передвижном. Кураторы хотят устроить что-то вроде «гастрольного тура» по разным городам Европы. В Берлине почти все экспонаты представлены в подлиннике, однако «на выезде» будут демонстрироваться в основном фотокопии. Экспозиция уже успела побывать в Праге, где проводилась международная конференция по творчеству Варлама Шаламова. Дальше она отправится в Варшаву, Будапешт, Ригу, Бремен, Гейдельберг и другие города, а завершится это путешествие в конце следующего года в Москве, куда выставка прибудет в своем оригинальном составе.

Выставка «Жить или писать. Рассказчик Варлам Шаламов» открыта до 8 декабря. Официальный сайт Берлинского Литературного дома - www.literaturhaus-berlin.de.

Ксения Реутова
Статья опубликована на сайте germania-online.ru.

Видеоэкскурсия по выставке «Жить или писать. Рассказчик Варлам Шаламов»

Пресса о выставке

Регина Мёнх, «Франкфуртер Альгемайне». Замороженные человеческие истории

Влад Тупикин Варлам Шаламов в Западном Берлине. Сейчас

Отзывы участников редколлегии Shalamov.ru, побывавших на открытии выставки

Биограф Варлама Шаламова, историк и журналист Валерий Есипов:

Открытие выставки. Выступает Валерий Есипов

Выставка очень емкая, она будет интересна и простому зарубежному читателю, впервые открывающему для себя Шаламова, и знатокам русской литературы. Тонко продуман дизайн с использованием живописных работ московского художника Николая Наседкина. Авторы выставки Вильфрид Шеллер и Кристина Линкс сумели подобрать выразительный материал к каждому этапу трагической биографии писателя. При этом нет никакой политизированности, никакой предвзятости. Меня порадовало то, что авторы не обошли стороной и такой деликатный момент, как несанкционированное издание в 1967 г. в тогдашней ФРГ книги рассказов Шаламова под названием «Artikel 58». В экспозиции приведен архивный черновик недовольного письма Шаламова в кельнское издательство Middelhauve Verlag по этому поводу. Хочется надеяться, что выставка будет способствовать расследованию этой истории. Самое же главное - немецкие и другие европейские читатели, благодаря этой выставке, поймут, кто был настоящим первооткрывателем и настоящим глубоким художником «лагерной темы» в России.


Главный редактор сайта Shalamov.ru, доцент МГППУ Сергей Соловьёв:

Выставка удивляет и вдохновляет.

Сначала, еще перед основным залом, посетитель попадает в комнату, на стены которой проецируются колымские фотографии польского фотографа и журналиста Томаша Кижны, снимавшего те места, где были лагеря ГУЛАГа.

Фрагмент экспозиции. Шаламов в 50-е — 80-е годы и первое издание «Колымских рассказов» на русском языке (Лондон, 1978 г.)

Основная часть выставки — комната, в которой зритель, двигаясь по кругу, попадает в пространство шаламовской биографии. Рассказывает о Вологде, об отце Шаламова — священнике-обновленце, который был миссионером у алеутов. Затем зритель видит литературный и политический контекст 20-х годов, издания и портреты тех деятелей литературы, лидеров разных направлений, в дискуссиях между которыми участвовал Шаламов.

Вообще, восстановление исторического и литературного контекста — это сильная сторона выставки. Блестяще использованы фотографии. Особенно сильное впечатление производят фотографии Шаламова от 50-х до начала 80-х годов, выстроенные в ряд.

Фрагмент экспозиции. Шаламов в 20-е годы. На заднем фоне - портрет Шаламова, автор Николай Наседкин.

Центр комнаты, по периметру которой движется зритель, наполнен деревянными конструкциями. Когда с разных точек своего маршрута по шаламовской биографии бросаешь взгляд в центр комнаты — видишь фрагменты вещей заключенных из ГУЛАГа, а также — портретные наброски художника Николая Наседкина в духе экспрессионизма, уловившего, как мне кажется, что-то важное в облике Шаламова. По словам художника, его вдохновили фотографии скрытой камерой, сделанные сотрудниками госбезопасности в период слежки за Шаламовым в конце 50-х годов.

В экспозиции рядом с документами, копиями рукописей, лежат прижизненные издания книг Шаламова (поэтические сборники, зарубежные издания на немецком языке, также первое издание «Колымских расскахов» на русском — 1978 года в «Overseas Publications»).

Цельность впечатления, подробность, убедительность визуального ряда, документальность — мне кажется, что выставка полностью соответствует сложности личности и биографии Варлама Шаламова. Экспозиция ориентирована одновременно и на почти (или вовсе) не знакомую с Шаламовым аудиторию, и на тех, кто уже читал прозу Шаламова и знает основные этапы его биографии. В России выставок аналогичного уровня, посвященных Шаламову, к сожалению, пока не было.

Кандидат исторических наук, преподаватель МГУ Сергей Агишев:

Открытие выставки. Каминный зал Литературного дома в Берлине

К мнению своих коллег я бы добавил следующее. Переход из комнаты, посвященной Колыме в основную, шаламовскую, экспозицию, сделан верно: из атмосферы к конкретной биографии отдельного человека, находившегося в этом краю, в этих лагерях. Это создает ощущение сопричастности у посетителя выставки. Другой эффект — втягивание отдельного человека в молох лагерей, а грамотно подобранные документы делают биографию ощутимей, конкретней, что созвучно с шаламовской новой прозой как прозой документа. И здесь детали в виде лагерного инвентаря становятся не антуражем (что обычно в экспозициях подобной тематики), а свидетелями, как орудия пытки были свидетелями учений того, кого ими пытали. Удачно работают все визуальные средства: текст-предмет-документ-кинохроника. Они создают нужный контекст: Шаламова как бы сопровождают приметы его времени, что важно для биографического насыщения выставки. Все очень удачно и выставку нужно показывать везде.