Варлам Шаламов

Тематический каталог

Книги о Шаламове

  • События
    • Вечер памяти Варлама Шаламова в Москве 27 июня: презентация литературного путеводителя «"Когда мы вернемся в город…" Варлам Шаламов в Москве» (27 июня 2016)

      Издание литературного путеводителя – часть большой литературно-просветительской программы «Москва Варлама Шаламова», реализуемой «Мемориалом» совместно с редакцией сайта Shalamov.ru. В мае 2016-го на Гоголевском бульваре открылась уличная выставка, рассказывающая о московской жизни писателя. Литературный путеводитель продолжает этот разговор, предлагая читателям узнать и посетить места (всего их 45), связанные с тремя московскими этапами биографии Шаламова: поступление в МГУ, возвращение из Вишерских лагерей и с Колымы.

    • Книга Ефима Гофмана «Необходимость рефлексии» (1 июня 2016)

      Три фигуры, занимающие особое место в сборнике, — Андрей Синявский, Варлам Шаламов, Юрий Трифонов. Их творчество и судьбы для автора книги являются не просто объектом исследования, но и предметом серьезного и неформального многолетнего постижения, ставшего неотъемлемой часть жизни. А также — отправной точкой в осознании существенных исторический трансформаций, проявившихся ещё в 70—80-е годы, получивших развитие в постсоветские времена и оказавших определяющее непростое воздействие на судьбы интеллигенции.

    • Книга «Кто он, майор Пугачев?» вышла в издательстве «Летний сад» (16 сентября 2015)

      В книгу вошел рассказ Варлама Шаламова «Последний бой майора Пугачева», отрывок из рассказа «Зеленый прокурор», а также статьи Валерия Есипова «Кто он, майор Пугачёв» и Елены Михайлик «Другой берег (“Последний бой майора Пугачева”: проблема контекста)».

    • Национальные трагедии XX века (30 октября 2013 — 5 декабря 2013)

      Открытие мемориальной доски Варламу Шаламову в Чистом переулке послужит началом череды мероприятий, которые в 2013 году проведёт Государственный музей истории ГУЛАГа. Среди них – презентации книг, выставки, показы фильмов.

    • Презентации нового собрания сочинений Варлама Шаламова в семи томах (30 октября 2013 — 29 ноября 2013)

      Презентации собрания сочинений Варлама Шаламова состоятся: <br /> 30 октября в Санкт-Петербурге, в Детской библиотеке МЦБС им. М.Ю. Лермонтова;<br /> 8 ноября в Москве, в Государственном музее истории ГУЛАГа;<br /> 29 ноября в рамках книжной ярмарки Non/fiction.<br /> <br /> В конце октября 2013 г. в издательстве «Терра – Книжный клуб» выходит в свет новое собрание сочинений В.Т. Шаламова в семи томах. Первые шесть томов – переиздание собрания сочинений, подготовленного И.П. Сиротинской к 100-летию В.Т. Шаламова. Седьмой том включает как те произведения, которые были опубликованы раньше, но по разным причинам не вошли в состав прошлого издания, так и целый ряд ранее не публиковавшихся текстов Шаламова, в том числе наброски пьесы «Вечерние беседы», стихи, письма, эссе, воспоминания.

    • Седьмой том собрания сочинений Варлама Шаламова (24 октября 2013)

      «Произведения В. Т. Шаламова, включенные в 7-й том собрания сочинений писателя, представляют два рода текстов. Во-первых, это рассказы, очерки, стихи, эссе и письма, опубликованные в конце 1980 — начале 1990-х гг. в журналах, сборниках и малодоступных периодических изданиях, но не вошедшие в силу разных причин в шеститомник (прежде всего — из-за ограниченности его объема). Во-вторых, это новые материалы из архива писателя, подготовленные к печати после ухода из жизни публикатора и хранителя наследия Шаламова — Ирины Павловны Сиротинской».

    • К дню памяти Шаламова 16 и 17 января в Вологде пройдут творческий вечер Валерия Есипова и традиционный Шаламовский вечер (16 января 2013 — 17 января 2013)

      <b>16 января в 18:30</b> в Большом зале Вологодской областной библиотеки пройдёт творческий вечер автора книги о Варламе Шаламове в серии ЖЗЛ Валерия Есипова.<br /> <b>17 января в 17:00</b> в Шаламовском доме состоится традиционный Шаламовский вечер.

    • В январе 2013 года издательство «Вита Нова» выпустило в свет книгу Варлама Шаламова «Колымские рассказы. Избранные произведения» (2013)

      «Книга вышла в подарочной серии «Рукописи». Составитель, автор предваряющей комментарий статьи и самого комментария В.В. Есипов. Впервые в практику публикации “Колымских рассказов” введен научный аппарат, помогающий глубже понять определение Шаламова, данное своей прозе: “Не проза документа, а проза, пережитая как документ”».

    • Обсуждение книги В.В.Есипова «Шаламов» в серии ЖЗЛ в Государственном музее истории ГУЛАГа (19 сентября 2012)

      «Я старался, насколько возможно, соответствовать тому, что думал о себе Шаламов и что он думал о жизни, соответствовать его взглядам. А он был человек суровый в оценках разных явлений литературы и общественной жизни, бескомпромиссный. И книга получается в связи с этим во многом, может быть, неожиданной, полемичной. Потому что вокруг Шаламова сложилось тоже много мифов, в силу поверхностного прочтения. Прочли в начале 90-х его рассказы, в биографию особенно не вникая, и то впечатление, которое тогда сложилось, оно так до сих пор и остается».

    • Презентации книги Валерия Есипова «Шаламов» в Москве, Клину и Вологде (сентябрь 2012)

      Москва - 19 сентября, 19-00, «Государственный музей истории ГУЛАГа» (Петровка, 16). Клин - 20 сентября, 14-00, Центральная районная библиотека. Вологда - 29 сентября, Шаламовский дом, 15-00.

    • В серии ЖЗЛ вышла книга Валерия Есипова «Шаламов» (август 2012)

      «Главное в биографической книге — историческая точность. К этому и стремился автор, понимая, что трагизм жизненной и литературной судьбы выдающегося русского писателя Варлама Тихоновича Шаламова может быть по-настоящему осознан лишь в контексте времени. Весь путь Шала­мова был “сплетён”, как он писал, “с историей нашей”. Это и дореволюци­онная российская культура, и революция, и 1920-е годы, в которые писатель сложился как личность, и сталинская эпоха, повергшая его в преисподнюю Колымы, и все последующие годы, когда судьба тоже не была благосклонна к нему. Как же удалось Шаламову выдержать тяжелые испытания и выра­зить себя со столь мощной и величественной художественной силой, по­трясшей миллионы людей во всем мире? Книга может дать лишь часть от­ветов на эти вопросы — обо всем остальном должен подумать читатель, опираясь на многие новые или малоизвестные факты биографии писателя».

    • Вышел в свет четвёртый выпуск Шаламовского сборника (16 июня 2011)

      Очередной, четвёртый, выпуск Шаламовского сборника включает в себя новые исследования как молодых ученых, так и известных специалистов из разных стран: России, Германии, Швейцарии, США, Австралии и Швеции. В сборник также вошли новые материалы из архива В.Т. Шаламова, малоизвестные воспоминания о писателе. Книга посвящается памяти И.П. Сиротинской — друга В.Т. Шаламова, публикатора и хранителя его наследия.

    • Готовится к публикации «IV Шаламовский сборник» (март 2010 — июнь 2010)

      Редакционная коллегия приглашает к участию в сборнике всех исследователей творчества В. Т. Шаламова. Материалы принимаются до 1 мая 2010 года.

    • В Берлине прошёл вечер памяти Варлама Шаламова (16 декабря 2008)

      16 декабря 2008 г. в Берлине при участии Дурса Грюнбайна, Катарины Раабе и Карла Шлёгеля прошёл шаламовский вечер.

    • В продажу поступили новые книги о Шаламове (15 ноября 2007)

      В Москве и Санкт-Петербурге можно приобрести следующие книги: <ul> <li>Валерий Васильевич Есипов <i>«Варлам Шаламов и его современники»</i> (Вологда, 2007);</li> <li>Ирина Павловна Сиротинская <i>«Мой друг Варлам Шаламов»</i> (Москва, 2006);</li> <li><i>«К столетию со дня рождения Варлама Шаламова. Материалы конференции»</i> (Москва, 2007).</li> </ul>

  • Исследования

    • Виктор Бердинских, Варлам Шаламов — советский поэт

    • «Стихи Шаламова не похожи на большинство современных версификаций, а в особенности — на “советские” рифмованные тексты. И все же во многом отношение к его поэзии определяется “колымской” тематикой. Такой подход неизбежен, хотя, конечно же, гораздо полновеснее и объективнее являлась бы оценка, дистанцирующаяся от биографии автора (или, по крайней мере, не касающаяся ее напрямую). Но что поделать, если эта биография “выпирает” буквально из каждой шаламовской строчки: она (эта биография) и питает стихи подлинной жизнью».


    • Валерий Есипов, Шаламов (август 2012)

    • «Главное в биографической книге — историческая точность. К этому и стремился автор, понимая, что трагизм жизненной и литературной судьбы выдающегося русского писателя Варлама Тихоновича Шаламова может быть по-настоящему осознан лишь в контексте времени. Весь путь Шала­мова был “сплетён”, как он писал, “с историей нашей”. Это и дореволюци­онная российская культура, и революция, и 1920-е годы, в которые писатель сложился как личность, и сталинская эпоха, повергшая его в преисподнюю Колымы, и все последующие годы, когда судьба тоже не была благосклонна к нему. Как же удалось Шаламову выдержать тяжелые испытания и выра­зить себя со столь мощной и величественной художественной силой, по­трясшей миллионы людей во всем мире? Книга может дать лишь часть от­ветов на эти вопросы — обо всем остальном должен подумать читатель, опираясь на многие новые или малоизвестные факты биографии писателя».


    • Валерий Есипов, Варлам Шаламов и его современники (2007)

    • Издание первой в России монографии о Варламе Шаламове приурочено к столетию со дня рождения выдающегося писателя, чье творчество в контексте русской культуры остается до сих пор малоизученным. В книге исследуются взаимоотношения писателя с его историческим временем и крупнейшими литературными современниками Борисом Пастернаком, Александром Твардовским, Александром Солженицыным. Особый акцент делается на разных подходах Варлама Шаламова и Александра Солженицына к осмыслению и художественному отражению лагерной темы в литературе. Исследуемый материал рассматривается с широких историко-социологических и культурологических позиций. Особое внимание в книге уделяется проблеме «художник и власть».


    • Натаниэль Голден, «Колымские рассказы» Варлама Шаламова: формалистский анализ (декабрь 2009)

    • «В 1970 году группа британских славистов решила возродить применявшиеся ранее методы формализма, избрав для своего структурного анализа малые литературные формы. В частности, эффективность данного подхода показала работа Л. М. О'Тула, предметом изучения которой явился “Студент” Чехова. Свою методику О'Тул описал в труде “Строение, слог и прочтение русского рассказа” – именно на эту работу опирается в своем анализе Натаниэль Голден. Следует отметить, что, в отличие от ранних формалистов, исследователь “Колымских рассказов” как раз пытается показать тесную взаимосвязь между самими рассказами и той средой, в которой они возникли».


    • Валерий Есипов, Сергей Соловьёв, От составителей седьмого тома собрания сочинений В. Т. Шаламова (2013)

    • «Произведения В. Т. Шаламова, включенные в 7-й том собрания сочинений писателя, представляют два рода текстов. Во-первых, это рассказы, очерки, стихи, эссе и письма, опубликованные в конце 1980 — начале 1990-х гг. в журналах, сборниках и малодоступных периодических изданиях, но не вошедшие в силу разных причин в шеститомник (прежде всего — из-за ограниченности его объема). Во-вторых, это новые материалы из архива писателя, подготовленные к печати после ухода из жизни публикатора и хранителя наследия Шаламова — Ирины Павловны Сиротинской».


    • Валерий Есипов, Предисловие

    • «Главное в биографической книге — историческая точность. К этому и стремился автор, понимая, что трагизм жизненной и литературной судьбы выдающегося русского писателя Варлама Тихоновича Шаламова может быть по-настоящему осознан лишь в контексте времени. Весь путь Шала­мова был “сплетён”, как он писал, “с историей нашей”. Это и дореволюци­онная российская культура, и революция, и 1920-е годы, в которые писатель сложился как личность, и сталинская эпоха, повергшая его в преисподнюю Колымы, и все последующие годы, когда судьба тоже не была благосклонна к нему. Как же удалось Шаламову выдержать тяжелые испытания и выра­зить себя со столь мощной и величественной художественной силой, по­трясшей миллионы людей во всем мире? Книга может дать лишь часть от­ветов на эти вопросы — обо всем остальном должен подумать читатель, опираясь на многие новые или малоизвестные факты биографии писателя».

    • Валерий Есипов, Глава первая

    • «Главное в биографической книге — историческая точность. К этому и стремился автор, понимая, что трагизм жизненной и литературной судьбы выдающегося русского писателя Варлама Тихоновича Шаламова может быть по-настоящему осознан лишь в контексте времени. Весь путь Шала­мова был “сплетён”, как он писал, “с историей нашей”. Это и дореволюци­онная российская культура, и революция, и 1920-е годы, в которые писатель сложился как личность, и сталинская эпоха, повергшая его в преисподнюю Колымы, и все последующие годы, когда судьба тоже не была благосклонна к нему. Как же удалось Шаламову выдержать тяжелые испытания и выра­зить себя со столь мощной и величественной художественной силой, по­трясшей миллионы людей во всем мире? Книга может дать лишь часть от­ветов на эти вопросы — обо всем остальном должен подумать читатель, опираясь на многие новые или малоизвестные факты биографии писателя».

    • Валерий Есипов, Глава вторая

    • «Главное в биографической книге — историческая точность. К этому и стремился автор, понимая, что трагизм жизненной и литературной судьбы выдающегося русского писателя Варлама Тихоновича Шаламова может быть по-настоящему осознан лишь в контексте времени. Весь путь Шала­мова был “сплетён”, как он писал, “с историей нашей”. Это и дореволюци­онная российская культура, и революция, и 1920-е годы, в которые писатель сложился как личность, и сталинская эпоха, повергшая его в преисподнюю Колымы, и все последующие годы, когда судьба тоже не была благосклонна к нему. Как же удалось Шаламову выдержать тяжелые испытания и выра­зить себя со столь мощной и величественной художественной силой, по­трясшей миллионы людей во всем мире? Книга может дать лишь часть от­ветов на эти вопросы — обо всем остальном должен подумать читатель, опираясь на многие новые или малоизвестные факты биографии писателя».

    • Валерий Есипов, Глава третья

    • «Главное в биографической книге — историческая точность. К этому и стремился автор, понимая, что трагизм жизненной и литературной судьбы выдающегося русского писателя Варлама Тихоновича Шаламова может быть по-настоящему осознан лишь в контексте времени. Весь путь Шала­мова был “сплетён”, как он писал, “с историей нашей”. Это и дореволюци­онная российская культура, и революция, и 1920-е годы, в которые писатель сложился как личность, и сталинская эпоха, повергшая его в преисподнюю Колымы, и все последующие годы, когда судьба тоже не была благосклонна к нему. Как же удалось Шаламову выдержать тяжелые испытания и выра­зить себя со столь мощной и величественной художественной силой, по­трясшей миллионы людей во всем мире? Книга может дать лишь часть от­ветов на эти вопросы — обо всем остальном должен подумать читатель, опираясь на многие новые или малоизвестные факты биографии писателя».

    • Валерий Есипов, Глава четвертая

    • «Главное в биографической книге — историческая точность. К этому и стремился автор, понимая, что трагизм жизненной и литературной судьбы выдающегося русского писателя Варлама Тихоновича Шаламова может быть по-настоящему осознан лишь в контексте времени. Весь путь Шала­мова был “сплетён”, как он писал, “с историей нашей”. Это и дореволюци­онная российская культура, и революция, и 1920-е годы, в которые писатель сложился как личность, и сталинская эпоха, повергшая его в преисподнюю Колымы, и все последующие годы, когда судьба тоже не была благосклонна к нему. Как же удалось Шаламову выдержать тяжелые испытания и выра­зить себя со столь мощной и величественной художественной силой, по­трясшей миллионы людей во всем мире? Книга может дать лишь часть от­ветов на эти вопросы — обо всем остальном должен подумать читатель, опираясь на многие новые или малоизвестные факты биографии писателя».
  • Критика

    • Лев Данилкин, Воскрешение Шаламова (20 августа 2012)

    • «После выхода этой книги, в которой осуществлен пересмотр итогов прива­тизации Шаламова либеральной общественностью, будет сложнее пользоваться “судьбой” Шаламова и его текстами в недобросовестных целях. Умный, сведущий, независимо мыслящий, скрупулезный человек — вологодский писатель и музейщик В.В. Есипов — нарисовал не икону Шаламова и не лубок о русском графе Монте-Кристо, а портрет — реалистический, честный, на фоне подлинной, написанной по документам, а не по диссидентским гиперболам, истории. Ровную, без тушевания досадных деталей, не хронику, а именно биографию — где и статью, за которую осудили Шаламова, и его поздние “выходки” не надо списывать на заблуждения молодости, случайность или “подломленный лагерями разум”; биографию цельной личности, чье поведение было последовательно».


    • Виктор Притула, Варлам Шаламов: жизнь и судьба

    • «В своем литературно-биографическом исследовании автор ничего не скрывает и не лакирует. Жизнь и судьба Шаламова стали для него частью его литературной судьбы и оставили глубокую борозду в душе. Биография Шаламова стала для него школой сопротивления, школой памяти, лучшей школой самовоспитания, в которую сегодня в это непростое и подлое время автор вместе со своим героем приглашает всех нас».


    • Габриэле Лойпольд, «Шаламов по-немецки – это действительно новая в нашей литературе проза...»

    • «ГУЛАГ во многом отличается от немецких лагерей. В немецких лагерях жили обычно гораздо короче – или не выживали, или спасались. Но шаламовский опыт в них вообще не возможен. Из наблюдений над людьми, которые так долго пробыли в лагерях, – получается новая антропология. Немецкая аудитория, как говорил испанский писатель и бывший узник лагеря в Бухенвальде Хорхе Семпрун, сейчас имеет возможность преодолеть ту «halbseitige Lähmung des Gedächtnisses» [«односторонний паралич памяти»], которой страдала во время Холодной войны. Пополняются лакуны – вышел по-немецки тоже в новом переводе Гроссман, вышла большая книга немецкого историка Карла Шлёгеля о 1937-ом годе».


    • Илья Смирнов, Варлам Шаламов: «Меня снова приняли за кого-то другого» (3 декабря 2007)

    • «…Судя по экранизациям Шаламова, путаница продолжается до сих пор. Заслуга Валерия Васильевича Есипова — в ее преодолении. Интересный избран им методологический прием: показать своеобразие исторической личности через отношения с равновеликими — с Пастернаком, Солженицыным, Твардовским. В качестве приложения в конце короткий, спокойный и сокрушительный отзыв на новую телевизионную продукцию, снятую якобы по Шаламову, на самом же деле писатель был господами кинематографистами просто “привлечен для обслуживания” политического заказа — роль, для живого Шаламова неприемлемая и ненавистная»


    • Захар Прилепин, Мертвые в развес (24 февраля 2013)

    • «Иной раз становится не по себе, когда представители “прогрессивного человечества” при первой же возможности используют голоса репрессированных и сгинувших в советских лагерях в качестве своей личной “группы поддержки”, должной оправдать любую реформаторскую (зачёркиваем “подлость”) затею. Шаламов писал, что оправдание Сталина – “эстетизация зла”. Да, это так. Я знаю об этом. Но с чего взяла либеральная публика, что узники советских лагерей — это адвокаты их дел?»


    • Ефим Гофман, Одиночный замер Варлама Шаламова (февраль 2013)

    • «Органически не принимая нравов рыночно-меркантильного толка, Шаламов полагал, что социалистическая система может быть совместима с человеческими правами и свободами в их полном объеме. Уместно приводимые Есиповым слова писателя о том, что нам нужны не ледоколы, а свободная вода (то есть не манихейское обличительство, но словесность по-настоящему раскрепощенная, независимая от любых догм), отчетливо перекликаются со знаменитым тезисом Андрея Синявского о его не политических, а стилистических разногласиях с властью (Солженицын в своем очерке о Шаламове неслучайно укоризненно предъявляет такие переклички как компромат на писателя). Думается, что не только Шаламов и Синявский, но и Юрий Трифонов, сохранявший свою благородную авторскую бескомпромиссность в подцензурном пространстве, и Юрий Домбровский, волею судеб отчасти вытесненный в андеграундное поле, и Владимир Высоцкий, не деливший свою всенародную(!) аудиторию на «советские» и «антисоветские» когорты, и многие другие видные деятели культуры вполне готовы были к пути таких трансформаций».


    • Андрей Турков, Упрямая самостоятельность (февраль 2013)

    • «И вот что потрясает, пожалуй, еще больше — и уже по-иному, не просто бесконечным сочувствием и жалостью: чуть ли не вконец, кажется, добитый, уничтожаемый и унижаемый всем вместе — надзором, бездомьем, безденежьем, усиливающейся болезнью, — Шаламов оказался непокоренным, поистине богатырем духа, запечатлевшим в своих «Колымских рассказах» беспощадную правду не только о лагерном “быте”, но о том, что под этим неимоверной тяжести прессом происходит в самом человеке: “каким он может стать, как формулирует исследователь, этот гордый человек... в мире, где все понятия смещены”»


    • Валерий Есипов, Ее называли Беатриче... (июнь 2011)

    • «Ирине Павловне Сиротинской Шаламов посвятил и стихи, и рассказы, а в конце концов завещал все свое литературное наследие, которое она бережно сохранила. В Италии, куда она выезжала по издательским делам, ее называли “Беатриче” - как музу великого Данте (Шаламова итальянцы приравнивают к Данте, потому что он прошел действительные круги ада)».


    • Илья Смирнов, Школа свободы Варлама Шаламова (май 2014)

    • «Новый том собрания сочинений, видимо, не последний. Работа с архивом далека от завершения, и она оказалась сродни тем расшифровкам, которыми занимаются египтологи или шумерологи: из-за тех недугов, которыми страдал писатель (болезнь Меньера и прочее), почерк его трудно, а местами невозможно разобрать. Но с выходом седьмого тома, который включает произведения неопубликованные и незавершенные, собрание сочинений обретает академическую основательность. И это логично: Варлам Тихонович – один из крупнейших русских писателей ХХ века. <...> Шаламов занимает особое, едва ли не уникальное место в нашей истории. Его мировоззрение не вписывается ни в какие привычные схемы: “советский – антисоветский”, “официальный – диссидентский”, “традиционный – авангардный”, “религиозный – атеистический”.»


    • Габриэле Лойпольд, «Мне как-то привычно в прозе Шаламова. Страшно, но привычно» / интервью с Габриэле Лойпольд

    • Габриэле Лойпольд, русист и переводчица собрания сочинений В.Т.Шаламова на немецкий язык, была участницей круглого стола "Восприятие Шаламова в Германии", проходившего в конце февраля с.г. в рамках программы открытия немецкой выставки "Жить или писать" в московском "Мемориале". Интервью Г.Леопольд журналистке Е.Калашниковой опубликовал сайт "Уроки истории". На нашем сайте уже есть несколько материалов нашей немецкой коллеги.

  • Видео
    • Обсуждение книги В. Есипова «Шаламов» в музее истории ГУЛАГа
      Обсуждение состоялось 19 сентября 2012 г. В нём приняли участие: Н.С. Выгон, Дж. Глэд, С.Я. Гродзенский, А.Ю. Даниэль, В.В. Есипов, Е.В. Захарова, Т.И. Исаева, А.Л. Ригосик, Р.В. Романов, С.М. Соловьёв, В.А. Твардовская, А.М. Турков.
    • Лекция Валерия Есипова в Литературном институте
      В рамках программы  круглого стола «Правда, явившаяся в искусство», организованного «Мемориалом» и сайтом Shalamov.ru, в сентябре 2015 года в ряде  вузов Москвы прошли открытые лекции  ведущих российских и зарубежных исследователей Шаламова.
  • Фотографии