Варлам Шаламов

Авторский каталог

Франциска Тун-Хоэнштайн

Франциска Тун-Хоэнштайн (1951), доктор философии, литературовед, Центр исследований литературы и культуры, Берлин.

  • Франциска Тун-Хоэнштайн Франциска Тун-Хоэнштайн: «Пережитый опыт Шаламову удалось превратить в замечательную прозу» (1 мая 2016)

  • «Проза “Колымских рассказов” на уровне темы почти не оставляет места для надежды, и мне кажется, это надежда на уровне формы. Шаламов показывает жестокость, ужас происходящего, показывает, что слой культуры и цивилизации чрезвычайно тонок, и никто не может поручиться за себя в подобных условиях. А с другой стороны, он выжил и создал такую гармоничную прозу определенными приемами дистанцирования, и эти приемы помогают, как ни странно, жить в этих текстах, открывают новое пространство».


  • Рудольф Веденеев, Джон Глэд, Анна Гунин, Лиана Деяк, Габриэле Лойпольд, Ян Махонин, Франциска Тун-Хоэнштайн , Любовь Юргенсон Круглый стол переводчиков произведений Варлама Шаламова (2013)

  • «...Один журнал выпустил номер, посвященный русской душе. Я пыталась им объяснить, что понятие несколько нерелевантно, но это было невозможно. И мне предложили туда написать. Когда мне показали список писателей, о которых они предполагали опубликовать статьи, Шаламова там не было. Солженицын, конечно, был. Я сказала, что без Шаламова не может быть номера о русской культуре. Меня спросили: а вы уверены, что именно Шаламов важен для русской идентичности сегодня и для понимания России? Я сказала: уверена. И только после этого, после долгого разговора, Шаламов был включен в этот список».


  • Франциска Тун-Хоэнштайн Поэтика неумолимости. Варлам Шаламов: жизнь и творчество

  • Варламу Шаламову, столетие со дня рождения которого отмечается в этом году, почти двадцать лет пришлось провести в лагерях Гулага и сибирской ссылке. Убеждённый в том, что лагерь разрушает человека, он всю жизнь, используя все возможности литературного творчества, писал о пережитом в лагерях Колымы. Философский аспект его размышлений о бытии человека в экстремальных условиях голода, холода, насилия и нечеловеческой физической работы не заканчивается сведением счетов с советской системой. Шаламов хотел раскрыть хрупкость того, что мы привыкли называть цивилизацией или культурой. В «Колымских рассказах» он сделал, наверное, наиболее радикальные эстетические выводы и разработал поэтику крайней лаконичности и неумолимости, чтобы «проникнуть в настоящее лагеря».