Варлам Шаламов
Варлам Шаламов. Фото из газеты «Московские новости»
Варлам Шаламов (1907 – 1982)

«Я пишу о лагере не больше, чем Экзюпери о небе или Мелвилл о море. Мои рассказы — это, в сущности, советы человеку, как держать себя в толпе… Не только левее левых, но и подлиннее подлинных. Чтобы кровь была настоящей, безымянной».

Варлам Шаламов

О целях и задачах проекта читайте в разделе «О сайте».

Первое знакомство с Шаламовым

Новости

Продолжаем публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова: глава «Федя Андреев» (5 апреля 2020)

«Федя Андреев не совершил никаких преступлений: ни растрат, ни краж — напротив, как главный бухгалтер Моссовета он способствовал пресечению затопивших тогдашнюю Москву эпидемий растрат и взяточничества. Федя Андреев не совершил никаких преступлений, ни воинских, ни уголовных, ни политических, ни служебных. Тем не менее его судили по всей строгости: его “вся катушка” — в моднейшем тогда варианте “резинки” была 4 года по его статье, тогдашний максимум по его тогдашней статье. Что же это за статья и что она “гласила”?»

В 215-летнюю годовщину со дня рождения Ганса-Христиана Андерсена напоминаем стихотворение Варлама Шаламова, посвященное великому датскому сказочнику. Его можно послушать также в авторском чтении (по магнитофонной записи 1960-х годов). (2 апреля 2020)

Андерсен
В исполнении автора https://shalamov.ru/media/mp3/1_anderson.mp3

Редакция shalamov.ru, «Плагиат под видом перевода?» (29 марта 2020)

«Один из наших коллег из США прислал нам любопытное сообщение. Оказывается, в Америке недавно, в 2019 г., была издана и уже продается через Amazon биографическая книга о Варламе Шаламове, подготовленная неким Максимом Боткиным, живущим в Болгарии. <...> Этому событию, кажется, можно было бы только радоваться, однако у нас не могли не вызвать большое удивление два обстоятельства».

Продолжаем публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова: глава «Мой конвоир» (28 марта 2020)

«Мой конвоир был вольнонаемный чалдон, надзиратель, нанятый из местных жителей. Он проезжал со мной в разных местах — от Соликамска до Вижаихи, где на пеший этап у меня в апреле 1929 года уходило 5 суток, а здесь со спецконвоем я проехал с трое суток, хотя мог бы добраться и в одни сутки. Я говорил конвоиру: — Поедем прямо в управление! Потому что мне не терпелось разгадать тайну, в которой проходил мой отъезд. Но конвоир категорически отказался и строго выдержал три дня — тот срок, который был ему дан по командировке: он получал суточные и не хотел попасть в управление раньше положенного времени».

Ксения Дьяконова, Хосе Матео Пуйч «“Колымские рассказы” по-каталонски» (25 марта 2020)

«Одна из главных целей, которую мы ставили себе как переводчики Шаламова, — сохранить очарование ритма, дыхания, живости его рассказа. Именно поэтому мы старались не отяжелять текст бесконечными сносками и примечаниями, и предпочли заменить такие слова, как “каша”, “юшка” или “махорка” приблизительными каталонскими аналогами. <…> Слова, принадлежащие лагерному жаргону, такие, как “фраер” или “туфта”, мы сохранили в оригинале, ибо поиск эквивалентов мог бы привести к откровенно гротескным, неубедительным результатам. К тому же сам Шаламов всегда дает четкое определение такого рода словам. Однако некоторые слова или термины, в силу своей специфики и коннотаций, улавливаемых только русским ухом, ставили нас перед серьезным выбором».

Продолжаем публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова: глава «Вредители и грызуны» (21 марта 2020)

«Забегая вперед, скажем, что пределы подлости, вынуждаемые за допросным столом, а то даже и не вынуждаемые, а делаемые в порядке вдохновения <перед> полицией государства — безграничны, безмерны. Что нет у человека подлости, которую нельзя было превзойти, нет в человеке распада, который был бы последним распадом, нет черты, которая была бы последней чертой. После Колымы тридцать восьмого года и Колымы военных я смотрю на вредительский процесс как на нечто полунаивное, которое если и было необходимо, то лишь затем, чтобы приучить население к еще большей крови. Первое чувство, которое должны были встретить вредители в лагере, это то, что никто, ни начальство, ни соседи по нарам не считают их вредителями. Осужденные же по 58–7, прибывшие раньше, прошли тот же путь сознания в преступлениях, которых они не совершали».

Ирина Галкова, «Родион Васьков — герой прозы Варлама Шаламова» (18 марта 2020)

«Васьков весьма активным образом участвовал в созидании лагерной действительности, но о подлинном смысле ее вряд ли когда-нибудь задумывался. Его усилия в основе своей столь же бездумны, как и стрельба на лавочке вишерского сада. Действительность оказалась куда более чудовищной, чем он мог ее помыслить, и куда более могущественной. Личные качества Васькова не имели к ней отношения, и он в ней вовсе не был хозяином: он ей принадлежал, и принадлежал в несравненно большей мере, чем заключенный Шаламов. Присвоение магаданской тюрьме имени Васькова было данью его должности, а не фиксацией памяти о нем как о человеке».

Ян Махонин, «Документальность прозы Шаламова как литературная стратегия (В интересах достоверности литературы)» (14 марта 2020)

«Искать в прозе В. Шаламова “документальность” в буквальном смысле слова было бы ошибочно, и многие, хотя и очень интересные попытки выводить из шаламовской прозы факты и анализировать ее с точки зрения документальной и исторической точности и достоверности, по моему мнению, противоречат авторскому замыслу. Более того — инерционная привычка знатоков и вслед за ними и широкой публики ставить прозу Шаламова в один ряд, или даже отождествлять ее с потоком документальных текстов на лагерную или мартирологическую тему насильно выталкивает Шаламова из пространства художественной литературы в иное пространство. Не важно, назовем ли мы его документальной литературой или нон-фикшн — проза Шаламова застревает, не находя себе надлежащее ей место ни в русской литературной традиции ни, тем более, в традиции литературы мировой. Может показаться, что единственным надежным и самым ярким сторонником и защитником художественной стороны прозы Шаламова является сам ее автор».

Продолжаем публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова: глава «Усть-Улс. Апрель — октябрь 1931» (10 марта 2020)

«Идея Берзина — работяге по бабе, по живой бабе из заключенных, разумеется, укоренялась, как телорез, как рдест, как гиацинт. За отличную работу, примерно двухсот-полутораста процентов нормы, работяга имел право не только на лишнюю “выпечку” и “ларек”, а мог переночевать с живой бабой в специально выстроенном по указанию Берзина “Доме свиданий” при управлении на Вижаихе. Медицина лагерная тоже одобряла эту новинку. Статус нового учреждения был все же неясен. Если процент, то какой. А пятьдесят восьмая? А если после свадьбы он и она не будут выполнять плана? Что тогда?»

Джозефина Лундблад-Янич, «ГУЛАГ на сцене? Пьеса “Анна Ивановна” В.Т. Шаламова в контексте русского театра» (7 марта 2020)

«События пьесы происходят в пространстве между фактом и вымыслом: известные обстоятельства колымских лагерей насыщаются художественными деталями. Главный конфликт пьесы — официальная интерпретация содержания тетради со стихами как кодированной информации о колымских крепостях, предназначенной иностранной разведке — имеет последствия, вполне вероятные для 1937‒1938 гг.: автора стихов расстреливают, а хранитель тетради, Анна Ивановна, получает второй срок как политический преступник. Несмотря на вероятность событий, драма не скрывает свою художественность: в пьесе используются преднамеренные анахронизмы и символические имена: фамилия Анны Ивановны — Родина, а автор стихов — Платонов. Его фамилия является ссылкой не на писателя Платонова, а на философа Платона. Платоновская аллегория теней указывает на невозможность изобразить внутреннюю сторону лагерного опыта в пьесе Шаламова. Художественность “Анны Ивановны” также подчеркивается присутствием реминисценций к другим драмам и постановкам русского театра и также различными отсылками к исторической действительности. Шаламов создает пьесу, которая и продолжает, и отвергает традицию».

Архив новостей: 2020, 2019, 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008