Варлам Шаламов
Варлам Шаламов. Фото из газеты «Московские новости»
Варлам Шаламов (1907 – 1982)

«Я пишу о лагере не больше, чем Экзюпери о небе или Мелвилл о море. Мои рассказы — это, в сущности, советы человеку, как держать себя в толпе… Не только левее левых, но и подлиннее подлинных. Чтобы кровь была настоящей, безымянной».

Варлам Шаламов

О целях и задачах проекта читайте в разделе «О сайте».

Первое знакомство с Шаламовым

Новости

Завершение публикации стихотворений Варлама Шаламова 1956-1957 гг. из пятого выпуска «Шаламовского сборника» (18 марта 2019)

«В архиве сохранилось несколько десятков стихотворений, не включенных автором по тем или иным причинам в “Колымские тетради” — часть из них представлена в подборке. Не мог напечатать Шаламов и ряд интимно-лирических стихотворений, связанных со своей первой семьей (по этическим причинам, поскольку члены семьи были живы), и ряд откликов на злобу дня (по причинам политическим)».
Возвращение Гоголя
«Не летописец, не историк...»
«Они собираются на берегу...»
Командировка «Серпантинная»
«Наша дорога прямая...»
Страница биографии
Памяти скульптора Герасимова
Московские облака
Отравители колодцев
«Правлю в Вишеры верховья...»
«Здесь — в моей пробирке — влага...»
«Переменится ветер...»

Радка Бзонкова, «В отсутствие публики, в присутствии читателя. Отношение автора к читателю в поэзии Варлама Шаламова и Анны Барковой» (14 марта 2019)

«Шаламов и Баркова, впоследствии оба — узники лагерей, в отличие от многих других лагерных авторов писали и публиковались еще до заключения, у них уже выработалась привычка к литературной среде и публике. Баркова читала свои стихи в Кремле для Луначарского, Шаламов был участником литературного кружка при журнале “Новый ЛЕФ”. Однако их авторская оригинальность и целостность сформировалась на основе лагерного опыта. Лагерю суждено было стать экзистенциальной темой, основой и началом текстов Барковой и Шаламова. И его, и ее три раза судили: Шаламов провел в тюрьмах и лагерях почти 20 лет, Баркова более 20 лет. Как ни странно, оба выжили и вернулись в Москву. Последнюю часть жизни писателям было предначертано провести в авторском одиночестве. Если Шаламову удавалось общаться с некоторыми писателями, то Барковой было суждено одиночество в коммунальной квартире, без публикаций и аудитории».

Чеслав Горбачевский, «Патриотизм по-колымски: к технологии трансформации понятия» (11 марта 2019)

«Колымские заключённые 30-50-х гг. XX в. в мемуарных текстах не обходят вниманием понятие “патриотизм”, которое сформировалось в условиях тяжелейшей колымской каторги. Понятие «патриотизм» в это время на Колыме зачастую наполнялось весьма своеобразным содержанием и демонстрировало нечто противоположное общепринятому пониманию любви к отечеству как жертве собой, а не ближними. На специфику колымского “запроволочного” патриотизма обращали внимание так называемые “враги народа”, вспоминавшие сталинскую каторгу: О. Л. Адамова-Слиозберг, Г. Г. Демидов, Ю. О. Домбровский, Вернон Кресс, В. А. Ладейщиков, В. Т. Шаламов и др.»

Любовь Юргенсон, «“Колымские рассказы” в свете современных дискуссий об эстетических аспектах свидетельских документов» (5 марта 2019)

«Изучение шаламовских текстов в свете современных исследований и дискуссий может оказаться важным фактором, влияющим на сближение между историей и литературоведением — сближение, в котором заинтересованы обе дисциплины. При этом одной из главных задач на сегодняшний день мне представляется пересмотр классической схемы, сложившейся у западного исследователя, о выстраивании исторической памяти, о взаимоотношениях между свидетелем и историком. В случае ГУЛАГа встречи между этими двумя инстанциями, собственно, не состоялось, как не состоялось ее и между юристами и свидетелями. Поэтому тексты свидетелей вобрали в себя и юридическую функцию, их роль — не только рассказать, что было, но и доказать, что это было. В отсутствие судей свидетели ГУЛАГа сами берут на себя ответственность за выявление исторической правды, присягают — на своем собственном тексте».

Леона Токер, «Литература и документ: опыт взаимопрочтения» (2 марта 2019)

«Несостоятельность изучения истории ГУЛАГа только на основе “объективных” документов, без привлечения «субъективной» перспективы жертв, связана и с традицией отчетности в советской системе: с некоторыми исключениями (например, в докладах инспекций), данные подгонялись к директивам сверху и к различным нуждам, практическим и политическим, снизу». Лагерная литература много говорит нам о том, какими способами изготовлялась документация. Но и осмыслению лагерной литературы может значительно содействовать — иногда неожиданным образом — архивный документ».

Пьеро Синатти, «Судьба Варлама Шаламова в Италии» (27 февраля 2019)

«В ноябре 2010 года, во время популярной телевизионной передачи, молодой прозаик Роберто Савиано — медийный кумир, автор романа “Гоморра”, посвященного теме неаполитанской мафии и давно ставшего бестселлером в Италии и многих других странах, по всему миру, — неожиданно заговорил о Варламе Шаламове, великом русском писателе, до того момента известном в Италии лишь узкому кругу специалистов и знатоков русской словесности и истории.<...> Савиано, в частности, остановился на шаламовском рассказе “Протезы”, процитировав то место, где заведующий изолятором в шутку спрашивает одного заключенного (alter ego автора), не имеющего протеза, который он должен был бы сдать на срок отбытия наказания: “Ты что сдашь? Душу сдашь?”. Заключенный отвечает: “Нет. Душу я не сдам”. Имея в виду, что любой ценой сохранит свою человеческую сущность перед лицом лагерного начальства».

Стихотворения Варлама Шаламова 1956-1957 гг. из подборки, опубликованной в пятом выпуске «Шаламовского сборника» (25 февраля 2019)

«В архиве сохранилось несколько десятков стихотворений, не включенных автором по тем или иным причинам в “Колымские тетради” — часть из них представлена в подборке. Не мог напечатать Шаламов и ряд интимно-лирических стихотворений, связанных со своей первой семьей (по этическим причинам, поскольку члены семьи были живы), и ряд откликов на злобу дня (по причинам политическим)».
«Когда б я верил в эти дали...»
Песчаный путь
«Как где-то читанная книга...»
Тост
«Я все приму — позор, безвестность...»
«Давно запуганный Шекспиром...»
«Что б ни цедил я там сквозь зубы...»
«За то, что я тебя не стою...»
Глухота
Сокольники

Михаил Михеев, «Загадка “сквозных” персонажей и перетекание сюжетов в текстах Варлама Шаламова» (23 февраля 2019)

«Все это (повторы и сюжетные несогласованности) распространяется не только на отдельных персонажей в рассказах внутри циклов. Не только на повествователей в них. И даже не только на рассказы внутри цикла. Но и вообще — на все тексты колымских циклов, потенциально на любой сюжет из них».

Моноспектакль по «Колымским рассказам» в Вологодском драматическом театре (22 февраля 2019)

На камерной сцене Вологдского драматического театра 19 февраля состоялась премьера спектакля «Шаламов. Колымские рассказы». Главную и единственную роль исполняет актер Евгений Галанцев, режиссер-постановщик — Сергей Закутин.

Елена Михайлик, «Автор Шрёдингера: “Сагу надобно рассказывать так, как она случилась”» (18 февраля 2019)

«За последние несколько лет свет увидело множество работ, пытающихся разобраться в том, почему и за счет чего “Колымские рассказы” все еще остаются в глазах читателей в первую очередь литературой свидетельства. Остаются, несмотря на все, сказанное выше — и множество иных не менее верных примет. Нам кажется, что подобное буквалистское восприятие, в числе прочего, позволяло обществу не отождествлять себя со случившимся, отделять его от себя датами и географическими названиями. Но никто еще не задавался вопросом — а зачем самому Шаламову с его установкой на документность и достоверность потребовалось столь демонстративно подчеркивать и выявлять литературную природу “КР”?»

Архив новостей: 2019, 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008