Варлам Шаламов

Исследования

В раздел помещаются российские и зарубежные научные статьи и книги, посвященные анализу сочинений Шаламова, его жизни и восприятию его творчества, обзоры и аннотации научных публикаций, методические работы, обзоры диссертаций. Критерий отбора – достойный научный уровень исследований, которые могут отражать разные точки зрения.

Редакция сайта заинтересована в установлении контактов с исследователями шаламовского наследия и в публикации их работ на сайте.


  • Светлана Неретина Ухрония: время отрицательного опыта (2017)

  • «Шаламов затронул нерв ХХ в. Сказать об этом что-то более существенное, важное и емкое, чем он, трудно. Время, особенно то, в которое не жил, которое обозначено пятью буквами — ГУЛАГ — просачивается между пальцами, между предметами в пространстве, между словами. Это, наверное, и есть главное: молчание и ничто, если бы речь шла только о времени. Есть еще выживший и стоящий на могиле этого времени, да и на могиле ли, Шаламов, которого уже почти не знают, да и время то не желается знать, да и было ли оно…»


  • Андрей Жуков, Рафаэль Бэсса Феррейра «Колымские рассказы» Варлама Шаламова: критическая рецепция в Бразилии (2019)

  • «Подчеркнутая эйфория прессы, читателей и исследователей русской культуры в отношении рецепции и литературного восприятия творчества В. Шаламова в Бразилии имеет в своей основе несколько объективных причин. Одной из них является абсолютная новизна писательского имени Варлама Шаламова для Бразилии. До 2015 года широкой публике ничего не было известно ни об этом авторе, ни о его “Колымских рассказах”. Только в академических кругах, и притом очень ограниченным образом, существовали какие-либо минимальные сведения о Шаламове, имевшие скорее хрестоматийный характер».


  • Ирина Сиземская Голос совести в художественном творчестве В.Т. Шаламова (2017)

  • «Говоря о настоящей поэзии, Шаламов называл поэта совестью времени. Поэт чувствует и знает, что он необходим времени, что он не просто его свидетель, а соучастник в творении человеческого бытия, видящий в этом свой долг перед человечеством. Для него поэзия — это итог длительного духовного напряжения, она подобна огню, который высекается при встрече с самыми крепкими, самыми глубинными породами. Такая поэзия, имея безусловное этическое, не говоря уже о философском, основание не даёт душе “завязнуть в тёмных углах жизни”, она подобна палке слепого, которой он ощупывает мир. Поэтическая лирика Шаламова полностью соответствует этим критериям».


  • Чеслав Горбачевский Ф. Достоевский в творческом сознании В. Шаламова. Типология самоубийства в произведениях двух писателей (2020)

  • «Для В. Шаламова Ф. Достоевский — бесспорный мастер в области художественной прозы (способность Ф. Достоевского “вывёртывать душу наизнанку редчайша, а Достоевскому подражать нельзя” [7, c. 152], — писал В. Шаламов), и можно найти множество упоминаний имени Ф. Достоевского в текстах В. Шаламова. Эти обращения, преимущественно в форме диалога-полемики, писателя XX века к своему предшественнику так или иначе связаны с личным опытом писателя, проведшего на общих работах в каторжных лагерях Колымы около десяти лет».


  • Чеслав Горбачевский Продуктовое послание как пространственный медиатор между лагерем и домом («Посылка» В. Шаламова и «Саночки» Г. Жжёнова) (2020)

  • «Не случайно звук ломающейся посылочной фанеры сравнивается со звуком ломающихся колымских деревьев. Такое сравнение маркирует два разнополярных модуса человеческой жизни — жизнь на воле (присланная издалека, с материка посылка) и жизнь в заключении (колымские деревья). Видимое противоречие между двумя сторонами тюремной решётки явственно ощущается и в таком обстоятельстве: пришедший получать посылку зэка замечает за барьером людей с чистыми руками в чересчур аккуратной военной форме. Приём контраста направляет внимание на непреодолимые полюса двух миров: бесправных заключённых и стоящих над ними начальников различных мастей — вершителей их судеб».


  • Франческо Варлало Фитометафора в «Колымских рассказах» В. Шаламова и в их переводе на итальянский язык (2019)

  • «Важное место в прозе Шаламова занимают антропоморфные детали при описании мира природы. Так, описывая растения, автор наделяет их человеческими качествами и чувствами, а в описании человека нередко используются фитометафоры и эпитеты-олицетворения. Человек живет, страдает, умирает, сопротивляется так же, как и упрямые растения Колымы. Метафорическое представление северной природы и человека в лагере контрастирует с описанием заключенных с помощью лагерного жаргона и терминов “новояза”, что передает состояние “обесчеловечения” в обстановке лагеря».


  • Владимир Порус По ту сторону человеческого? (2017)

  • «Это, пожалуй, самая мучительная мысль Шаламова. Надежда на выживание в колымском аду как будто бы убивает дух, низводит его до скотского инстинкта. Страшный парадокс, опрокидывающий одну из заветных идей “гуманистической литературы”: даже в безнадежности дух хранит и поддерживает надежду. Contra spem spero — говорили древние. Но какой смысл в этой фразе для зеков, истребляемых лагерной машиной?»


  • Игорь Лукин Колымский зверинец (2020)

  • «Однако несмотря на всю свою любовь к животным, животность человека Шаламов воспринимал как величайшую трагедию. Антропозоологизм в его художественном мире равнозначен духовной смерти. Страдание в шаламовском мировосприятии действительно не способно возвысить человека и выступает началом растлевающим. Разум и дух в арестантах Колымы просыпаются по преимуществу в лагерной больнице — в условиях относительной сытости, тепла и отсутствия унижений».


  • Игорь Чубаров Литература факта post mortem левого проекта. Сергей Третьяков, Вальтер Беньямин и Варлам Шаламов (2019)

  • «…Шаламов же работал с социальным материалом, возвращающемся в стихию социального насилия, пытаясь документировать эти процессы и по возможности дегевальтизировать соответствующий материал в языке своей прозы. Поэтому он и пользовался фактографическими методами и самой прогрессивной литературной техникой своего времени — очерковой, следуя неизменяющей себе левой политической тенденции, т.е. пытаясь оставаться на точке зрения самого угнетенного, выталкиваемого за границы жизни социального слоя «доходяг» — этих новых пролетариев ГУЛАГа. Методология литературы факта помогла Шаламову найти способ литературного выражения лагерного опыта, который не поддается однозначному документированию без потерь самого в нем существенного. Как и подлинную поэзию, шаламовскую прозу «своими словами», в информационном режиме документа, ориентируясь на сюжет и содержание не перескажешь».


  • Ксения Филимонова Эпизод из истории лагерной литературы: неизвестная рецензия Варлама Шаламова (2020)

  • «Чигарин и Шаламов не были знакомы, но их связывает и сам лагерный опыт (хотя Чигарин не был на Колыме, а находился в “легком”, по мнению Шаламова, лагере), и совпадающее восприятие жизни заключенных. Сопоставляя рассуждения Шаламова в рецензии на повесть “Всюду жизнь” с “Колымскими рассказами”, можно обнаружить одинаковые сюжеты и наблюдения, схожие оценки лагерной действительности и ситуаций, в которых оказываются герои повести Чигарина и рассказов Шаламова».