Варлам Шаламов

Исследования

В раздел помещаются российские и зарубежные научные статьи и книги, посвященные анализу сочинений Шаламова, его жизни и восприятию его творчества, обзоры и аннотации научных публикаций, методические работы, обзоры диссертаций. Критерий отбора – достойный научный уровень исследований, которые могут отражать разные точки зрения.

Редакция сайта заинтересована в установлении контактов с исследователями шаламовского наследия и в публикации их работ на сайте.


  • Сергей Соловьёв Первые рецензии на «Kолымские рассказы» и «Очерки преступного мира» (2017)

  • «История литературы, как и любая другая история, пишется прежде всего по документам. Но если о закрытых или полузакрытых архивах ФСБ и других ведомств говорят часто, то нехватку документов для истории литературы обсуждают куда реже. Между тем неопубликованные, таящиеся в государственных и личных архивах тексты способны самым серьезным образом повлиять на устоявшиеся представления о литературном процессе минувшего века, а иногда и пошатнуть их. Именно такой случай являют публикуемые впервые внутренние рецензии Олега Волкова на “Kолымские рассказы” Варлама Шаламова — они обнаружены в фондах издательства “Советский писатель”».


  • Францишек Апанович «Воспоминания (о Колыме)» и «Колымские рассказы»: к вопросу о принципах художественного сообщения (2017)

  • «Именно как писатель и человек, испытавший на своем собственном опыте “процесс распада физического наряду с распадом духовным”, автор ставит множество вопросов, которые сводятся к одному: как это описать, указывая на непреодолимое противоречие, своеобразную апорию: “Как вернуть себя в это состояние и каким языком это рассказать? Обогащение языка — это обеднение рассказа в смысле фактичности, правдивости”. Но, несмотря на все трудности, он хочет взять на себя это невозможное для выполнения задание и погрузиться в своих воспоминаниях в тот мир: “Но мне все же хотелось бы, чтобы правда эта была правдой двадцатилетней давности, а не правдой моего сегодняшнего мироощущения”».


  • Дарья Кротова В. Шаламов и Н. Гумилев: к вопросу о поэтической генеалогии автора «Колымских тетрадей» (2021)

  • «В своих очерках, мемуарных заметках и письмах Шаламов много размышляет об акмеизме как “жизненном учении”, об акмеистических закономерностях художественного мышления. В основе подобных заключений лежало скрупулезное исследование лирики Н. Гумилева, А. Ахматовой, О. Мандельштама (а также В. Нарбута и М. Зенкевича – их имена в мемуарном и эпистолярном наследии Шаламова тоже упоминаются, хотя и реже). Возможно ли говорить о каких-либо аспектах преемственности художественного мышления Шаламова по отношению к мэтру акмеизма Н. Гумилеву, о родстве их поэтических миров и в то же время о скрытой полемике Шаламова со столь высоко чтимым им мастером? Предлагаемая статья посвящена размышлению об этих вопросах».


  • Валерий Есипов «Мыслями этими грустными…» — к истории публикации одного стихотворения

  • «При исследовании архива Шаламова в общей тетради с коленкоровым переплетом, с авторской датой “1953”, был обнаружен черновик с трудночитаемым, наполовину зачеркнутым текстом (см.фотокопию). Публикация его была очень проблематичной, т.к. несмотря на интересный зачин с евангельскими мотивами в первой строфе («Блаженны неузнанные,/ Ибо тех есть царство небесное») общий смысл угадывался весьма смутно. Решено было искать в архиве более поздние редакции».


  • Инна Загидуллина Специфика заголовочно-финального комплекса «Колымских рассказов» В. Шаламова (2010)

  • «Многие из рассказов колымского цикла Шаламова представляют собой своеобразный сплав этих двух, казалось бы, взаимоисключающих типов концовок. Сюжетообразующий конфликт разрешается традиционным способом, т.е. присутствует четко выраженная развязка. Особенность же в том, что этой развязкой рассказ Шаламова часто не заканчивается, а продолжает свое повествование, действительно словно “вживляясь” в реальность Колымы. Данный феномен, обозначенный нами как постфинал “Колымских рассказов”, несет особую идейно-смысловую нагрузку и, можно сказать, отличает колымский рассказ от неколымского. Другими словами, сама Колыма определяет сущность рассказа о ней».


  • Светлана Неретина Ухрония: время отрицательного опыта (2017)

  • «Шаламов затронул нерв ХХ в. Сказать об этом что-то более существенное, важное и емкое, чем он, трудно. Время, особенно то, в которое не жил, которое обозначено пятью буквами — ГУЛАГ — просачивается между пальцами, между предметами в пространстве, между словами. Это, наверное, и есть главное: молчание и ничто, если бы речь шла только о времени. Есть еще выживший и стоящий на могиле этого времени, да и на могиле ли, Шаламов, которого уже почти не знают, да и время то не желается знать, да и было ли оно…»


  • Андрей Жуков, Рафаэль Бэсса Феррейра «Колымские рассказы» Варлама Шаламова: критическая рецепция в Бразилии (2019)

  • «Подчеркнутая эйфория прессы, читателей и исследователей русской культуры в отношении рецепции и литературного восприятия творчества В. Шаламова в Бразилии имеет в своей основе несколько объективных причин. Одной из них является абсолютная новизна писательского имени Варлама Шаламова для Бразилии. До 2015 года широкой публике ничего не было известно ни об этом авторе, ни о его “Колымских рассказах”. Только в академических кругах, и притом очень ограниченным образом, существовали какие-либо минимальные сведения о Шаламове, имевшие скорее хрестоматийный характер».


  • Ирина Сиземская Голос совести в художественном творчестве В.Т. Шаламова (2017)

  • «Говоря о настоящей поэзии, Шаламов называл поэта совестью времени. Поэт чувствует и знает, что он необходим времени, что он не просто его свидетель, а соучастник в творении человеческого бытия, видящий в этом свой долг перед человечеством. Для него поэзия — это итог длительного духовного напряжения, она подобна огню, который высекается при встрече с самыми крепкими, самыми глубинными породами. Такая поэзия, имея безусловное этическое, не говоря уже о философском, основание не даёт душе “завязнуть в тёмных углах жизни”, она подобна палке слепого, которой он ощупывает мир. Поэтическая лирика Шаламова полностью соответствует этим критериям».


  • Чеслав Горбачевский Ф. Достоевский в творческом сознании В. Шаламова. Типология самоубийства в произведениях двух писателей (2020)

  • «Для В. Шаламова Ф. Достоевский — бесспорный мастер в области художественной прозы (способность Ф. Достоевского “вывёртывать душу наизнанку редчайша, а Достоевскому подражать нельзя” [7, c. 152], — писал В. Шаламов), и можно найти множество упоминаний имени Ф. Достоевского в текстах В. Шаламова. Эти обращения, преимущественно в форме диалога-полемики, писателя XX века к своему предшественнику так или иначе связаны с личным опытом писателя, проведшего на общих работах в каторжных лагерях Колымы около десяти лет».


  • Чеслав Горбачевский Продуктовое послание как пространственный медиатор между лагерем и домом («Посылка» В. Шаламова и «Саночки» Г. Жжёнова) (2020)

  • «Не случайно звук ломающейся посылочной фанеры сравнивается со звуком ломающихся колымских деревьев. Такое сравнение маркирует два разнополярных модуса человеческой жизни — жизнь на воле (присланная издалека, с материка посылка) и жизнь в заключении (колымские деревья). Видимое противоречие между двумя сторонами тюремной решётки явственно ощущается и в таком обстоятельстве: пришедший получать посылку зэка замечает за барьером людей с чистыми руками в чересчур аккуратной военной форме. Приём контраста направляет внимание на непреодолимые полюса двух миров: бесправных заключённых и стоящих над ними начальников различных мастей — вершителей их судеб».