Варлам Шаламов

Последние обновления раздела


  • Сергей Соловьёв Варлам Шаламов об Осипе Мандельштаме: «Не допустить, чтобы было скрыто имя…» (2015)

  • «Поэт для Шаламова – обязательно еще и нравственный ориентир. Он согласен с тем, что “поэт должен быть больше, чем поэт”. <...> Мученическая гибель Мандельштама подчеркивает вывод Шаламова, согласно которому “стихи – это судьба, не ремесло”. Стихи, культура именно поэтому и могут быть орудием общественной борьбы – благодаря их нравственному содержанию».


  • Редакция Shalamov.ru Наши методисты (22 ноября 2018)

  • «Мы не будем разбирать текст г. Влащенко, который более чем наполовину состоит из расчетливо подобранных цитат, а посему может быть назван цитатным пасьянсом и более того – шулерским карточным блефом. Ибо даже у тех людей, к мнению которых он прибегает, чтобы вознести своего кумира до небес (скажем, о. А. Шмемана или Л.К. Чуковской) на самом деле есть высказывания о Солженицыне совершенно противоположного порядка, но о них автор умалчивает».


  • Валерий Есипов «Мои намеки слишком грубы и аллегории просты» (август 2018)

  • «На волне самоощущения итогов 1972 г. как “удачи” у Шаламова, очевидно, созрел и замысел своего последнего, как он понимал, сборника, который получил выразительное название “Точка кипения” — метафоры высшего накала чувств и высшей откровенности. В сборник подбирались стихи с той или иной степенью общественной актуальности. Но не все они были приняты уже на стадии внутреннего рецензирования. Так, О. Дмитриев ратовал за то, чтобы рукопись Шаламова как “зрелого мастера”, автора “чеканных строф” освободилась от стихов “мелкотемных”, с небрежной, “неуклюжей” рифмовкой. Список “мелкотемных” у О. Дмитриева был весьма большим и включал даже такие важные для автора стихотворения, как “Инструмент”, “Начало метели”, “Не чеканка — литье”, “Правлю в Вишеры верховья”, “Здесь, в моей пробирке, влага / Моего архипелага”».


  • Елена Михайлик Незаконная комета. Варлам Шаламов: опыт медленного чтения (2018)

  • Сборник статей о поэтике «новой прозы» Варлама Шаламова, о том, как организованы и из чего состоят «Колымские рассказы», почему они оказывают на читателей такое мощное воздействие, почему это воздействие не опознается аудиторией как художественное — и почему при этом даже два с половиной поколения спустя эта замечательная русская проза по-прежнему большей частью располагается в «зоне невидимости» породившей ее культуры. Книга может быть интересна всем интересующимся русской литературой, в частности русским модернизмом, а также историей превращения концентрированного экстремального опыта в концентрированный экстремальный текст.


  • Валерий Есипов Стихи разных лет (из литературного наследия В.Т. Шаламова) (2017)

  • «В архиве сохранилось несколько десятков стихотворений, не включенных автором по тем или иным причинам в "Колымские тетради" — часть из них представлена в подборке. Не мог напечатать Шаламов и ряд интимно-лирических стихотворений, связанных со своей первой семьей (по этическим причинам, поскольку члены семьи были живы), и ряд откликов на злобу дня (по причинам политическим)».


  • Владимир Асташов, Борис Завьялов, Георгий Рапаков Жизненные ориентиры и ценностные предпочтения В.Т. Шаламова в восприятии студенческой молодежи (2018)

  • «В.Т. Шаламов близок студенческой молодежи в части его уважения к личности и личному достоинству, к свободе человека; близок своей правдой о человеке, близок признанием дела, поступка, деяния в качестве главной пробы на способность конкретного человека к самостоянию. <...> Мы полагаем опрометчивым считать, что Сталин и сталинизм являются бесспорными кумирами современной студенческой (и не только) молодежи. Но важно признать, что по этому вопросу для нашей молодежи не хватает честной, многоплановой, серьёзной, фактически достоверной информации».


  • Александр Кубасов Отец Тихон Шаламов как идеолог обновленчества (июнь 2017)

  • «К тем фактам и деталям об этой стороне деятельности отца, которые приводил писатель по памяти, спустя почти пятьдесят лет после описываемых событий, сегодня можно добавить немало нового, исходя из сохранившихся документов. Они имеются, в частности, в архиве УФСБ России по Вологодской области. В основном, они сосредоточены в уголовных делах, возбуждавшихся органами ГПУ на священников, являвшихся сторонниками Патриарха Тихона и протестовавших в связи с изъятием властями церковных ценностей. Хотя сам Т.Н. Шаламов в качестве приверженца «обновленчества» не выступал с подобными протестами, материалы о нем в этих делах встречаются».


  • Рудольф Веденеев, Джон Глэд, Анна Гунин, Лиана Деяк, Габриэле Лойпольд, Ян Махонин, Франциска Тун-Хоэнштайн , Любовь Юргенсон Круглый стол переводчиков произведений Варлама Шаламова (2013)

  • «...Один журнал выпустил номер, посвященный русской душе. Я пыталась им объяснить, что понятие несколько нерелевантно, но это было невозможно. И мне предложили туда написать. Когда мне показали список писателей, о которых они предполагали опубликовать статьи, Шаламова там не было. Солженицын, конечно, был. Я сказала, что без Шаламова не может быть номера о русской культуре. Меня спросили: а вы уверены, что именно Шаламов важен для русской идентичности сегодня и для понимания России? Я сказала: уверена. И только после этого, после долгого разговора, Шаламов был включен в этот список».


  • Александр Ригосик «С ним обращались, как с мертвым…»

  • «Произвол в обращении с произведениями Шаламова при их публикации наблюдался и в СССР. Вот как, например, представляли автора-поэта в Иркутске в 1971 г.: “… Многие годы его жизни связаны с Сибирью… Новая книга поэта называется “Сибирская тетрадь”.” Все упоминания о Колыме, о лагерях, и любые намеки на них вычеркивались. Только в самиздате распространялись машинописные копии “Колымских рассказов”».


  • Дарья Кротова В.Шаламов и И.Бродский: представления об искусстве

  • «Статья посвящена сравнительной характеристике тех представлений об искусстве, которые были свойственны двум крупным поэтам второй половины ХХ века – В.Шаламову и И.Бродскому. Анализируются как сходные элементы эстетических концепций обоих авторов (представление о том, что не поэт управляет языком, а язык поэтом; о рифме как конструктивной основе стихотворения; о творческом процессе как отбрасывании ненужного), так и кардинальные расхождения (в понимании соотношения биографии и творчества поэта; этического и эстетического начал в искусстве). Проведенный сопоставительный анализ доказывает, насколько для эстетических представлений, реализованных в литературе второй половины ХХ века, оказываются значимыми два параллельных вектора – опора на традицию и ее отрицание».


  • Михаил Рубинов, Валерий Шмыров Вишлаг эпохи В.Т. Шаламова (2013)

  • В.Т. Шаламов за неполных три года своего пребывания в Вишлаге проделал большой и в прямом, и в переносном смысле, путь: «лагерный работяга», табельщик на строительстве Вишерского ЦБК (весна – осень 1929 г.) – десятник, потом начальник отдела труда 2-го лаготделения «Ленва» (осень 1929 – лето 1930 гг.) – инспектор по контролю использования рабсилы УРО Вишлага (лето 1930 – весна 1931 гг.) – инспектор УРО по Северному лесозаготовительному району (весна – лето 1931 г.) – условно-досрочно освобожденный инспектор бюро экономики труда на ТЭЦ Березниковского химкомбината (лето – зима 1931 г.); дважды был под следствием, неоднократно наказывался, много ездил и много видел. Свои впечатления от первого заключения изложил спустя 30 – 40 лет сначала короткими сюжетами в «Колымских рассказах», потом в антиромане «Вишера».


  • Франциска Тун-Хоэнштайн Франциска Тун-Хоэнштайн: «Пережитый опыт Шаламову удалось превратить в замечательную прозу» (1 мая 2016)

  • «Проза “Колымских рассказов” на уровне темы почти не оставляет места для надежды, и мне кажется, это надежда на уровне формы. Шаламов показывает жестокость, ужас происходящего, показывает, что слой культуры и цивилизации чрезвычайно тонок, и никто не может поручиться за себя в подобных условиях. А с другой стороны, он выжил и создал такую гармоничную прозу определенными приемами дистанцирования, и эти приемы помогают, как ни странно, жить в этих текстах, открывают новое пространство».


  • Яков Клоц Варлам Шаламов между тамиздатом и Союзом советских писателей (1966—1978) (2016)

  • «Если во второй половине 1960-х восприятие “Колымских рассказов” агентами литературного истеблишмента в России и в эмиграции подчинялось законам центральной симметрии, то начиная с 1970-х, с приездом на Запад “третьей волны”, эта динамика стала напоминать, скорее, закон сообщающихся сосудов».


  • Борис Завьялов Расчеловечивание и возвращение к человеческому в антропологии Варлама Шаламова (2016)

  • «Для описания неописуемого, для блокирования любой, даже невольной, лжи о человеке в нечеловеческих обстоятельствах писателю В. Шаламову понадобилась особая “антропологическая оптика”. В этой оптике следует различать: выбор дистанции (позиции), фотографическую достоверность (фактографичность), опору на телесную память и символизацию».


  • Валерий Есипов «Вы будете гордостью России…» (июнь 2017)

  • «На свете не так много провинциальных городов, увековеченных в названиях произведений выдающихся писателей. “В городе N” — этого в русской литературе хоть пруд пруди, но никто, кажется, не написал ни “Четвертого Саратова”, ни “Четвертой (или Пятой) Рязани” (Твери, Калуги и так далее). В этом смысле Вологде, безусловно, необычайно повезло: своей книгой Варлам Шаламов обессмертил свой родной город, введя его в большую литературу — в особый мир, где даже знаменитые марки “вологодского масла” и “вологодских кружев” имеют лишь относительное значение».