Варлам Шаламов

Последние обновления раздела


  • Светлана Самойлова Зарубежные публикации «Колымских рассказов» (сентябрь 2021)

  • «Мое сообщение связано с систематизацией библиографии первых публикаций «Колымских рассказов» В.Т. Шаламова за рубежом на русском языке. <...> Все эти публикации делались по машинописям или фотокопиям машинописей, не авторизованным и поступившим из самиздата. В связи с этим существуют немалые расхождения между текстами зарубежных публикаций и текстами “Колымских рассказов”, изданными в СССР (России) И.П. Сиротинской на основании рукописей и авторизованных машинописей, переданных В.Т. Шаламовым в РГАЛИ».


  • Владислав Афанасьев В. Шаламов как спортивный журналист (1930-е гг.) (сентябрь 2021)

  • «Всего в журнале “За промышленные кадры” Шаламов опубликовал за 1935–1936 гг. около тридцати статей, очерков и репортажей, из них почти треть — по спортивной тематике. Как можно понять, возможности отраслевого журнала в этом плане были ограничены, и поэтому Шаламов, следя за теми иными спортивными событиями, писал он них в другие издания, чаще всего в “Вечернюю Москву”. В этой газете был помещен и цикл его очерков на любимую шахматную тему. О том, что это был цикл, причем, тщательно продуманный, говорит тот факт, что материалы печатались в газете в короткий промежуток времени — очерк “64 поля” в номере от 19 февраля 1935 г., “Гроссмейстер в цейтноте” — 25 февраля, “Женщина и шахматы” — 8 марта».


  • Александра Гвоздова Погром в Вологде 1 мая 1906 года в контексте «Четвертой Вологды» В. Шаламова и свидетельств Т.Н. Шаламова (сентябрь 2021)

  • «Показания о. Тихона Шаламова говорят о том, что прямым очевидцем событий он не был, и то, что он потом мог пересказывать сыну, носило не вполне достоверный характер. Отзывы писателя в “Четвертой Вологде” о роли “черной сотни” скорее всего воспроизводили клише, свойственное послереволюционной литературе».


  • Карина Лупандина Рассказ «Прокуратор Иудеи» в переводе Дж. Глэда (сентябрь 2021)

  • «Уже на примере описанных трех случаев можно видеть, что перевод Глэда более эмоционален. В нем очевидно стремление более полно, чем у Шаламова, отразить действительность. Можно ли назвать это своеобразной вольностью? Я нахожу такой подход действительно интересным и думаю, многие со мной согласятся».


  • Наталья Туркина Сопоставительный анализ оригинала и перевода: «Прокуратор Иудеи» В. Шаламова и Дж. Глэда (сентябрь 2021)

  • «Таким образом, сопоставляя данный рассказ и его английскую версию, мы видим, что у Джона Глэда — свои особенности перевода. Он восхищался творчеством Шаламова, отмечал, что ждал отклика от самого Варлама Тихоновича, но так и не получил. Разночтения в осуществленных Глэдом переводах понятны: чтобы углубиться в специфику его работы, необходимо опираться на оригинальный авторский текст».


  • Анастасия Подъякова Анализ стихотворения «Память скрыла столько зла…» и его перевода Р. Чандлером (сентябрь 2021)

  • «Поэт сомневается в самой реальности – в существовании того, что было раньше обыденным: “…может, нет ни городов, ни садов зелёных…”» Это ярко передает состояние лирического героя, оказавшегося среди “белого безмолвия” Дальнего Севера – на много лет оторванного от нормальной жизни, культуры и цивилизации. Для него нет более прежней жизни, он потерян и находится в поисках истины».


  • Полина Вахрушева В поисках человечности («Колымские рассказы» в советской и зарубежной критике) (сентябрь 2021)

  • «Современный подход к творчеству В.Т. Шаламова как в России, так и на Западе значительно изменился. Он стал менее политизированным, более научным, объективным и универсальным, сосредоточенным не столько на лагерной теме как таковой, сколько на общечеловеческих проблемах, связанных с самосохранением личности в экстремальных обстоятельствах жизни».


  • Анна де Понти Шаламов и Данте: о двух реминисценциях в «Колымских тетрадях» (сентябрь 2021)

  • «В богатом интертексте шаламовского творчества среди классиков мировой литературной традиции явственно звучит и голос Данте. Об этом свидетельствует уже целый ряд имеющихся филологических исследований, трактующих присутствие отсылок к дантовскому “Аду” у Шаламова как метафору для выражения ужаса колымского лагеря и как литературную модель для описания человеческого страдания и абсолютного зла, “предельного отсутствия бытия”, которым является Колыма».


  • Дарья Грицаенко Варлам Шаламов — «лагерная» или «новая» проза? (сентябрь 2021)

  • «Эстетика “новой прозы”, созданная Шаламовым как наиболее адекватная форма для описания лагерного опыта в художественной (не мемуарной!) литературе — это результат осмысления Шаламовым традиции русского авангарда через призму лагерного опыта. Вслед за русскими футуристами и формалистами, у которых писатель учился в 20-е годы, Шаламов резко отрицал всю гуманистическую традицию классической русской литературы и был убеждён, что она уходит в прошлое. Но не потому, что пора сбросить её с “парохода современности”, а потому, что опыт катастроф XX века беспрецедентен в истории человечества, и говорить о нём средствами классической литературы прошлых столетий для Шаламова не представлялось возможным — в этом случае форма неадекватна содержанию».


  • Ольга Петрова Школа в жизни Шаламова (сентябрь 2021)

  • «Данная работа направлена на исследование особенностей школы, в которой обучался В. Шаламов. Важным представляется уточнение отдельных сведений по проблеме, в том числе: становление модели Единой трудовой школы в условиях Вологодского региона, изменения учебных программ. Попытаемся ответить на вопрос, как самим писателем воспринимались изменения в школьной жизни».


  • Арина Анкудинова «Ей обязан я стихами» (Роль матери в становлении поэтической натуры В. Шаламова) (сентябрь 2021)

  • «Известно, что Надежда Александровна Шаламова (до замужества Воробьёва, 1869-1934) была коренной вологжанкой из чиновничьей семьи, выпускницей женской Мариинской гимназии и педагогических курсов. Выйдя замуж за будущего отца В.Т. Шаламова – недавнего семинариста Тихона Шаламова, верно сопровождала его всю жизнь, в том числе во время двенадцатилетней службы в православной миссии на Алеутских островах. Совсем недавно найдена единственная качественная фотография матери В.Т. Шаламова в её сравнительно молодом возрасте (в 1903 г. ей 34 года), еще до рождения младшего сына».


  • Юрий Лаптев [Внутренняя рецензия на «Очерки преступного мира» и «Рассказы ранние и поздние» для издательства «Советский писатель»] (2017)

  • «Тематическая направленность рецензируемой рукописи точно определена в ее названии: почти все произведения, включенные в сборник, посвящены описанию и критике общественно-бытовой обстановки на Kолыме, где, начиная с недоброй памяти 1937 года, было сосредоточено большое количество мест заключения и исправительно-трудовых лагерей. Большую половину рукописи занимает очерк остро публицистической направленности, в котором В. Шаламов говорит “Об одной ошибке художественной литературы” и полемизирует с целым рядом русских классиков и видных советских писателей: Толстым, Достоевским, Чеховым, Горьким, Макаренко, Погодиным, Леоновым, Бабелем, Шейниным».


  • В. Солнцева [Внутренняя рецензия на «Очерки преступного мира» и «Рассказы ранние и поздние» для издательства «Советский писатель»] (2017)

  • «Богатейший материал “Очерков” безусловно может сослужить службу молодым людям, специалистам угрозыска, суда, но художественного, истинно нравственного воздействия на читателя он оказать не может».


  • Олег Михайлов [Внутренняя рецензия на «Очерки преступного мира» и «Рассказы ранние и поздние» для издательства «Советский писатель»] (2017)

  • «Его “очерки” стоят на грани художественного произведения и научного исследования. Внешне они неприхотливы, мозаичны. Читая их, не замечаешь “формы”. Но это, очевидно, лучшая оценка того, как они написаны. Автор изучает этот мир, ведя читателя до самого “дна”, показывая все “бездны” и разоблачая мифы о мнимом благородстве, рыцарстве, о лживом “культе матери”, об отношении к женщине и т.д.»


  • Олег Волков [Внутренняя рецензия на «Очерки преступного мира» и «Рассказы ранние и поздние» для издательства «Советский писатель»] (2017)

  • «Заслуживает внимания мужественный и правдивый разговор автора об истоках легенды, приукрашивающей и окутывающей романтической дымкой нравы и мораль преступного мира. Ее тлетворное и развращающее влияние на умы и воображение неустойчивых подростков вскрыто с большой убеждающей силой: рассуждения автора подчинены строгой логике, правдивость приводимых примеров не вызывает сомнения».