Варлам Шаламов

Новости


Представляем издание стихов Шаламова в «Новой Библиотеке поэта» (4 июля 2020)

«Выход полного академического издания стихотворений В.Т. Шаламова в Большой серии “Новая Библиотека поэта” является, несомненно, огромным событием для ценителей литературы и поклонников творчества писателя».

Шаламовский дом в Вологде возобновил работу (27 июня 2020)

«Впервые за много лет день рождения В.Т. Шаламова 18 июня не был отмечен традиционной встречей поклонников писателя в Шаламовском доме в Вологде. Причина понятна — карантин. Но сейчас музеи России постепенно возобновляют работу, и Шаламовский дом не стал исключением. Сообщаем всем, кто хочет посетить Вологду, побывать в родном доме писателя и посмотреть музейную экспозицию: лучше всего это делать индивидуально или небольшими группами до 5 человек».

Статьей-рецензией профессора университета Колорадо (США) Анастасии Осиповой «Перевод как насильственное обращение» начинаем дискуссию о новом издании «Колымских рассказов» Шаламова на английском языке в переводе Д. Рейфилда (20 июня 2020)

«Рейфилд переводит “читатели” как “bosses” (начальники), а “писатели” как “underlings” (подчиненные): “As for riding tractors or horses, that is the privilege of the bosses, not the underlings” (“А на тракторах и лошадях могут ездить начальники, а не подчиненные”). Как результат, аналогия с литературным трудом исчезает. Рейфилд сознательно и намеренно изменяет значение ключевого предложения, задающего смысловое направление всего цикла». English text

Сообщаем читателям радостную новость: сегодня, в день рождения В.Т. Шаламова, вышло в свет долгожданное полное собрание его поэтических произведений в двух томах в серии «Новая библиотека поэта» (18 июня 2020)

Шаламов В.Т. Стихотворения и поэмы: В 2 т. Вступ. статья, сост., подг. текста и примеч. В.В. Есипова — СПб.: Издательство Пушкинского Дома; Вита Нова, 2020. (Новая Библиотека поэта). Тираж 1000 экз. Публикуем одно из неизвестных стихотворений Шаламова, вошедшее в это издание. Оно написано семьдесят лет назад на Колыме. Ветка

Вероника Долина, «Посвящение Шаламову» (15 июня 2020)

«За всех, кто жизнь прошёл без шрамов, / Без повреждений кошельку — / Все отсидел Варлам Шаламов, / Один на сумрачном веку».

Борис Ильин, «Театр в жизни юного В. Шаламова» (9 июня 2020)

«Несомненно, сама возможность видеть экспериментальные работы Б.С. Глаголина и участвовать в них (хотя и в роли статиста) глубоко повлияла на формирование театральных вкусов и пристрастий В. Шаламова. То, что он впоследствии, живя в Москве, всегда отдавал предпочтение новаторству на сцене в противоположность реалистическому “жизнеподобию” МХАТа, следует отнести к ранней театральной “школе”, пройденной им в Вологде в начале 1920-х годов».

Максим Добровольский, фрагмент эссе «Бог на Колыме» (5 июня 2020)

«Но собственно, я думаю, решающим при знакомстве з/к Шаламова и з/к Добровольского было обстоятельство много более значимое, а именно — та глубинная особенность человеческой психики, которая с особой энергией раскрывается как раз в предельных испытаниях: неутолимая потребность в духовной пище, что значит — прежде всего в литературе. Эквивалентом самых действенных лекарств, самой калорийной пищи оказываются в заключении строки стихотворений, которые помнишь наизусть, которые для жадно их впитывающих сокамерников — на вес золота; сама поэтическая стихия, сама словесная материя и ткань литературы — дают силы и внутреннюю опору просто выживать в самых нечеловеческих условиях, каким-то чудом оставаясь внутренне свободным — самим собой, просто повторяя бесчисленный раз какие-либо поэтические строки, вновь и вновь черпая в них утешение и поддержку».

Год Пастернака. Варлам Шаламов, «Как сделана “Метель” Пастернака» (30 мая 2020)

«Поэтической истиной называется результат, добытый с помощью средств русского стихосложения: рифм, размеров, звуковых повторов, образного строя и других элементов стихосложения, представляющий собой новость или в смысле философском новинку “первичного зрения” — т.е. явление, факт, сравнение, впервые вводящееся в русскую поэзию. Русское стихосложение, как и всякая поэзия — национально. Поэзия — это особый мир, резко отличный от мира художественной прозы, живущий по особым законам, возникающий в других уголках мозга, а не в тех, где обитает художественная проза».

Представляем совместный проект мемориального музея-заповедника «Пермь-36» и пермского камерного театра «Новая драма» — актерские читки «Колымских рассказов» Варлама Шаламова (26 мая 2020)

Рассказы читает актриса Алла Мезенцева

Чеслав Горбачевский, «Блатная романтика, поэтика памяти и документальная художественность (рассказ В. Шаламова “На представку”)» (23 мая 2020)

«Едва ли возникнут сомнения в том, что существенную роль в изменении взгляда на ценность жизни как оставшегося в живых персонажа рассказа В. Шаламова “На представку”, так и многих других действующих лиц произведений писателя сыграли именно уголовники-рецидивисты, к которым вполне относимы слова очерков “Из Сибири” А. Чехова: “<…> На этом свете они уже не люди, а звери <…>”. При этом заметим, что В. Шаламов зверей считал существами гораздо более гуманными, чем представители блатного мира».

Варлам Шаламов, «Стиховедческий разбор стихотворения Межирова “Защитник Москвы”» (19 мая 2020)

«В “Защитнике Москвы” Межиров создает звуковое совершенство, не нуждающееся ни в песне, ни в музыке. Мы не должны пройти мимо сильнейших сторон работы, сocтавляющей суть поэтического ремесла, мастерства, искусства, волшебства и прочее. Мы должны хорошо понять, что именно здесь и таким образом рождаются стихи».

Елена Болдырева, Елена Асафьева, «Литература “ран и шрамов”: Чжан Сяньлян – “китайский Шаламов”» (16 мая 2020)

«…и В. Шаламов, и Чжан Сяньлян были одновременно и прозаиками, и поэтами. Их сближают не только общие мотивы творчества, но и то, что на первый план тот и другой в прозе и стихах помещали внутренний мир человека, его переживания. Отсюда перволичное повествование в большинстве рассказов и повестей того и другого писателя. Чжан Сяньлян на первое место в творчестве ставит человека, его судьбу и чувства, что проявляется в глубоком психологизме его произведений, то же можно сказать и о В. Шаламове. Как и В. Шаламов, Чжан Сяньлян в своем творчестве “в основном рассказывает о себе”, о своем опыте. Тот и другой изображали “реалистичного, противоречивого, типичного человека” в нечеловеческих условиях. В “Колымских рассказах” и ряде произведений Чжан Сяньляна показан “низкий моральный дух интеллектуалов”. Именно поэтому при сопоставлении произведений Чжан Сяньляна и В. Шаламова обнаруживается множество значимых для художественного мира писателей мотивных перекличек».

«Спасти Человека» — статья петербургского историка Юлии Кантор о враче Андрее Пантюхове, спасшем Варлама Шаламова на Колыме (13 мая 2020)

«Доктор Пантюхов, 22-летним выпускником медвуза попавший в жернова репрессивной машины и проведший в лагерях полтора десятка лет, смог сохранить в самом себе Человека и Врача, не “раствориться” в ГУЛАГовской реальности, став прототипом главного героя нескольких “Колымских рассказов” Шаламова, где фигурирует под своим именем. Именно благодаря Пантюхову, умиравший на Колыме от истощения и непосильного труда “зэк-доходяга”, впоследствии ставший “летописцем ГУЛАГа”, Шаламов выжил и даже получил профессию фельдшера».

Публикуем главу из мемуаров генерала Александра Горбатова о его пребывании в колымском лагере (11 мая 2020)

«Теперь о генерале Горбатове, о четвертом нашем “мемуаристе”. Его воспоминания — самое правдивое, самое честное о Колыме, что я читал. Горбатов — порядочный человек. Он не хочет забыть и скрывать своего ужаса перед тем, что он встретил на прииске “Мальдяк” — когда его привезли на Колыму в 1939 году. (Варлам Шаламов)»

Публикуем стихотворение Варлама Шаламова «Я был бы, наверно, военным…» (9 мая 2020)

«Сам тип его личности — необычайно мужественный и бесстрашный — это тип воина и героя, и свое новаторское творчество он с полным основанием называл боем (ср: “Новая проза — само событие, бой, а не его описание”)».

Валерий Есипов, «Как включить дифференциатор? (Начальник лагеря И.Г. Филиппов: глазами Шаламова и глазами современных “энциклопедистов”)» (5 мая 2020)

«Мне не хотелось, чтобы мой материал был слишком пространным (хотя судьба И.Г. Филиппова сама по себе заслуживает целого исследования), и я мог бы ограничиться лишь репликой по случаю конкретных сетевых публикаций — о них чуть ниже — если бы за ними не стояла знакомая уже тенденция, которой не раз приходилось касаться. Суть этой тенденции — спекуляция, политическое манипулирование именем Шаламова, недобросовестное обращение со сложным трагическим материалом его произведений, злопыхательство по отношению к некоторым его героям, перерастающее подчас в циничную издевку и над самим писателем. Все это замешено, как минимум, на историческом верхоглядстве, на некритическом отношении к источникам, которые, как выясняется, нередко бывают неточными или фальсифицированными».

Стихотворение Варлама Шаламова о вишерской молодости, написанное на Колыме. (2 мая 2020)

Усть-Улс

Валерий Есипов, «Послесловие к публикации неизвестных глав “Вишерского антиромана”, или Приглашение к заочному семинару» (30 апреля 2020)

«Знакомство с любыми новыми, не печатавшимися прежде произведениями В.Т. Шаламова вызывает повышенный интерес не только у читателей, но и у исследователей. В этом смысле публикация неизвестных глав “Вишерского антромана” дает необычайно богатую пищу для размышлений — и о самом тексте, раскрывающем важные эпизоды биографии Шаламова, связанные с его первым лагерным сроком, и о художественном своеобразии жанра “антиромана”, и о перипетиях авторского замысла, и о причинах его недовоплощения (произведение, как известно, осталось незаконченным). Вместе с тем сразу встают серьезные и неординарные проблемы: как теперь быть с первой, основной редакцией текста, что стала едва ли не канонической? какое место в ней найти неизвестным главам? каков вообще должен быть текст в полной редакции, которая непременно должна быть подготовлена и напечатана, причем, в стандартах научного академического издания?»

Публикуем одну из глав-вариантов «Вишерского антиромана» Варлама Шаламова «Голубые штаны» (24 апреля 2020)

«Началась перековка, начало тридцатых годов, и энергия Криста нашла выход — в новой, хотя и странной работе, но дающей выход силам Кристовой души. Крист стал большим лагерным начальником. В тридцатом году в лагерь стали прибывать — с лагерными сроками — первые подпольные вожди, которых Крист знал по фамилии когда-то. Крист помог Розенфельду — измученному этапом, напуганному. Чем можно помочь? Устроить на легкую работу, отдать в прачечную выстирать белье, разрешить оставить собственную одежду, накормить, дать отдых в два-три дня, устроить в хороший барак, приказать постричь, побрить, оставив вольную прическу, сходить лишний раз в баню, чтобы мыться не стадом, а одному, — все это было пустяком для Криста».

Публикуем одну из глав-вариантов «Вишерского антиромана» Варлама Шаламова «Поездка на Вижаиху» (21 апреля 2020)

«Не проработал я и месяца на своей новой работе в Березниках, в Лёнве и Усолье, — ибо то, что называется Березниками, выросло у старых строгановских солеварен, и лагерное отделение называлось Лёнвенским, — как на мое место с последней водой был прислан новый человек — один из десятников Вижаихи, где было положено основание города Красновишерска. Место в Лёнве среди вольной публики считалось выгодным, почетным, сулило приработки нелегальные. И Лазарсону с его семилетним сроком по 109-й и 116-й статьям — растрате, преступлению по должности — <оно> было наградой за многолетнюю службу в лагерях. Лазарсон уже отбыл две трети срока и имел право на льготы».

Глава «Покер» завершает публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова (18 апреля 2020)

«Когда я приехал на Березники уже вольным, Стуков дал мне комнату, крышу, и не на первое время. Но я не хотел жить в вольных бараках для лагерных работников и всячески просил у начальства решить вопрос жилья, квартиры. Я был принят на работу заведующим бюро экономики труда теплоэлектроцентрали на ставку в триста двадцать семь рублей».

13 апреля 1929 года Варлам Шаламов прибыл с этапом в Вишерский лагерь. Глава «Рука всевышнего» — продолжение публикации неизвестных глав «Вишерского антиромана» (13 апреля 2020)

«Самой крупной моей победой было следствие четырехмесячное в лагере “по делу начальника III отделения Стукова”, которому клеили вредительство. Я нашел в себе силы и физически, и морально отмести все обвинения в беспрерывном допросе. И когда в забитой людьми пересылке на транзитке на Вишере, после того как дело кончилось и все были освобождены — то есть, не освобождены, а выпущены в лагерь — обвинение не было доказано, — четыре месяца в карцере на ледяном полу».

В канун годовщины полета Юрия Гагарина в космос напоминаем важнейшее стихотворение Варлама Шаламова, связанное с этим огромным событием (11 апреля 2020)

До космодрома

Дени Вьенне, «Мир и жизненные силы искусства: творчество Шаламова, космология Ривза, философия Делёза» (8 апреля 2020)

«Данное исследование основывается на оригинальном пересечении (встрече) трех дисциплин с целью осветить точки соприкосновения между ними: это искусство (параграфы I, II и VI), космология (параграфы II и III) и философия (параграфы IV, V и VI). Искусство представлено писателем и поэтом Варламом Шаламовым, космология — Хьюбертом Ривзом, философия — Жилем Делёзом».

Продолжаем публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова: глава «Федя Андреев» (5 апреля 2020)

«Федя Андреев не совершил никаких преступлений: ни растрат, ни краж — напротив, как главный бухгалтер Моссовета он способствовал пресечению затопивших тогдашнюю Москву эпидемий растрат и взяточничества. Федя Андреев не совершил никаких преступлений, ни воинских, ни уголовных, ни политических, ни служебных. Тем не менее его судили по всей строгости: его “вся катушка” — в моднейшем тогда варианте “резинки” была 4 года по его статье, тогдашний максимум по его тогдашней статье. Что же это за статья и что она “гласила”?»

В 215-летнюю годовщину со дня рождения Ганса-Христиана Андерсена напоминаем стихотворение Варлама Шаламова, посвященное великому датскому сказочнику. Его можно послушать также в авторском чтении (по магнитофонной записи 1960-х годов). (2 апреля 2020)

Андерсен
В исполнении автора https://shalamov.ru/media/mp3/1_anderson.mp3

Редакция shalamov.ru, «Плагиат под видом перевода?» (29 марта 2020)

«Один из наших коллег из США прислал нам любопытное сообщение. Оказывается, в Америке недавно, в 2019 г., была издана и уже продается через Amazon биографическая книга о Варламе Шаламове, подготовленная неким Максимом Боткиным, живущим в Болгарии. <...> Этому событию, кажется, можно было бы только радоваться, однако у нас не могли не вызвать большое удивление два обстоятельства».

Продолжаем публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова: глава «Мой конвоир» (28 марта 2020)

«Мой конвоир был вольнонаемный чалдон, надзиратель, нанятый из местных жителей. Он проезжал со мной в разных местах — от Соликамска до Вижаихи, где на пеший этап у меня в апреле 1929 года уходило 5 суток, а здесь со спецконвоем я проехал с трое суток, хотя мог бы добраться и в одни сутки. Я говорил конвоиру: — Поедем прямо в управление! Потому что мне не терпелось разгадать тайну, в которой проходил мой отъезд. Но конвоир категорически отказался и строго выдержал три дня — тот срок, который был ему дан по командировке: он получал суточные и не хотел попасть в управление раньше положенного времени».

Ксения Дьяконова, Хосе Матео Пуйч «“Колымские рассказы” по-каталонски» (25 марта 2020)

«Одна из главных целей, которую мы ставили себе как переводчики Шаламова, — сохранить очарование ритма, дыхания, живости его рассказа. Именно поэтому мы старались не отяжелять текст бесконечными сносками и примечаниями, и предпочли заменить такие слова, как “каша”, “юшка” или “махорка” приблизительными каталонскими аналогами. <…> Слова, принадлежащие лагерному жаргону, такие, как “фраер” или “туфта”, мы сохранили в оригинале, ибо поиск эквивалентов мог бы привести к откровенно гротескным, неубедительным результатам. К тому же сам Шаламов всегда дает четкое определение такого рода словам. Однако некоторые слова или термины, в силу своей специфики и коннотаций, улавливаемых только русским ухом, ставили нас перед серьезным выбором».

Продолжаем публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова: глава «Вредители и грызуны» (21 марта 2020)

«Забегая вперед, скажем, что пределы подлости, вынуждаемые за допросным столом, а то даже и не вынуждаемые, а делаемые в порядке вдохновения <перед> полицией государства — безграничны, безмерны. Что нет у человека подлости, которую нельзя было превзойти, нет в человеке распада, который был бы последним распадом, нет черты, которая была бы последней чертой. После Колымы тридцать восьмого года и Колымы военных я смотрю на вредительский процесс как на нечто полунаивное, которое если и было необходимо, то лишь затем, чтобы приучить население к еще большей крови. Первое чувство, которое должны были встретить вредители в лагере, это то, что никто, ни начальство, ни соседи по нарам не считают их вредителями. Осужденные же по 58–7, прибывшие раньше, прошли тот же путь сознания в преступлениях, которых они не совершали».

Ирина Галкова, «Родион Васьков — герой прозы Варлама Шаламова» (18 марта 2020)

«Васьков весьма активным образом участвовал в созидании лагерной действительности, но о подлинном смысле ее вряд ли когда-нибудь задумывался. Его усилия в основе своей столь же бездумны, как и стрельба на лавочке вишерского сада. Действительность оказалась куда более чудовищной, чем он мог ее помыслить, и куда более могущественной. Личные качества Васькова не имели к ней отношения, и он в ней вовсе не был хозяином: он ей принадлежал, и принадлежал в несравненно большей мере, чем заключенный Шаламов. Присвоение магаданской тюрьме имени Васькова было данью его должности, а не фиксацией памяти о нем как о человеке».

Ян Махонин, «Документальность прозы Шаламова как литературная стратегия (В интересах достоверности литературы)» (14 марта 2020)

«Искать в прозе В. Шаламова “документальность” в буквальном смысле слова было бы ошибочно, и многие, хотя и очень интересные попытки выводить из шаламовской прозы факты и анализировать ее с точки зрения документальной и исторической точности и достоверности, по моему мнению, противоречат авторскому замыслу. Более того — инерционная привычка знатоков и вслед за ними и широкой публики ставить прозу Шаламова в один ряд, или даже отождествлять ее с потоком документальных текстов на лагерную или мартирологическую тему насильно выталкивает Шаламова из пространства художественной литературы в иное пространство. Не важно, назовем ли мы его документальной литературой или нон-фикшн — проза Шаламова застревает, не находя себе надлежащее ей место ни в русской литературной традиции ни, тем более, в традиции литературы мировой. Может показаться, что единственным надежным и самым ярким сторонником и защитником художественной стороны прозы Шаламова является сам ее автор».

Продолжаем публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова: глава «Усть-Улс. Апрель — октябрь 1931» (10 марта 2020)

«Идея Берзина — работяге по бабе, по живой бабе из заключенных, разумеется, укоренялась, как телорез, как рдест, как гиацинт. За отличную работу, примерно двухсот-полутораста процентов нормы, работяга имел право не только на лишнюю “выпечку” и “ларек”, а мог переночевать с живой бабой в специально выстроенном по указанию Берзина “Доме свиданий” при управлении на Вижаихе. Медицина лагерная тоже одобряла эту новинку. Статус нового учреждения был все же неясен. Если процент, то какой. А пятьдесят восьмая? А если после свадьбы он и она не будут выполнять плана? Что тогда?»

Джозефина Лундблад-Янич, «ГУЛАГ на сцене? Пьеса “Анна Ивановна” В.Т. Шаламова в контексте русского театра» (7 марта 2020)

«События пьесы происходят в пространстве между фактом и вымыслом: известные обстоятельства колымских лагерей насыщаются художественными деталями. Главный конфликт пьесы — официальная интерпретация содержания тетради со стихами как кодированной информации о колымских крепостях, предназначенной иностранной разведке — имеет последствия, вполне вероятные для 1937‒1938 гг.: автора стихов расстреливают, а хранитель тетради, Анна Ивановна, получает второй срок как политический преступник. Несмотря на вероятность событий, драма не скрывает свою художественность: в пьесе используются преднамеренные анахронизмы и символические имена: фамилия Анны Ивановны — Родина, а автор стихов — Платонов. Его фамилия является ссылкой не на писателя Платонова, а на философа Платона. Платоновская аллегория теней указывает на невозможность изобразить внутреннюю сторону лагерного опыта в пьесе Шаламова. Художественность “Анны Ивановны” также подчеркивается присутствием реминисценций к другим драмам и постановкам русского театра и также различными отсылками к исторической действительности. Шаламов создает пьесу, которая и продолжает, и отвергает традицию».

Вышла в свет монография Чеслава Горбачевского «Каторжная Колыма и поэтика памяти» (Челябинск. – Библиотека А. Миллера, 2020. – 356 с.). Поздравляем нашего коллегу с большой и серьезной работой! Он впервые анализирует широкий свод мемуарной и художественной литературы о лагерной Колыме, уделяя особое внимание прозе Варлама Шаламова. Публикуем одну из глав, ранее напечатанную в расширенном виде в 5-м «Шаламовском сборнике», — «Смещение человеческих масштабов: “фашист” в “Колымских рассказах”». (5 марта 2020)

«Запроволочные законы и порядки изменили словарное и “контекстуальное” значение слова “фашист” в колымской повседневности. По сути, кличка “фашист”, утратив первоначальный смысл, превратилась в универсальный ярлык ненависти к другому, а в этом уже нет никакого парадокса – лишь характерный отголосок времени».

В 220-ю годовщину со дня рождения Евгения Баратынского вспомним колымское стихотворение Варлама Шаламова. (2 марта 2020)

Баратынский

5 марта в 17:00 в Малом зале ИЭА РАН состоится семинар «Колымский ГУЛАГ в ракурсе биоэтики и медицинской антропологии (по документам и произведениям художественной литературы узников ГУЛАГа)» (1 марта 2020)

«“Колымские рассказы”» Варлама Шаламова почти на 50% посвящены описанию лагерной медицины. Писатель, много лет проработавший лагерным медиком, оставил полную картину самой медицинской системы ГУЛАГа и многочисленных её деталей: образов медиков, больных, «симулянтов», администраторов; описание лагерных больниц; характеристику взаимоотношений врач — пациент — лагерное начальство, врач — пациент — уголовный мир; зарисовки клинических случаев, которые писатель наблюдал в годы своего заключения. Обсуждение этих вопросов представляет интерес как с исторической точки зрения, так и с позиции реалий современного состояния и медицины и нашего общества в целом».

Продолжаем публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова: глава «Вишера. Апрель — октябрь <1929>» (27 февраля 2020)

«Мне было крайне важно уловить, отметить тот чисто лагерный, чисто каторжный акцент, который был в жизни Вишерских лагерей. В те несколько месяцев, которые отделили реформу лагерей 1929 года, когда новое еще не укрепилось, а старое уничтожалось всякими способами — и формально, и существом. Таким образом, лагерь, в который я приехал, пришел этапом 13 апреля 1929 года, был прямым наследником еще сахалинской каторги, опытом царской расправы со своими врагами и политическими, и иными».

Начинаем публикацию неизвестных глав «Вишерского антиромана», недавно обнаруженных в архиве Варлама Шаламова (22 февраля 2020)

«История никогда не повторяется, в этом смысле угадать ее желанья — бесполезная работа. Обогащенная опытом, история все же предстает как случайность, которая может быть, а может и не быть. Личный опыт тоже неповторим. Какой и у кого заимствовать, никаких правил поведения быть не может. Каждый человек живет свою жизнь сам, один. Но это все “философия”, тошнотворная бесконечность силлогизмов и софизмов. Я бы разрешил заниматься теоретическими проблемами лишь тем, кто побывал на каторге... Только от этого “кадра” можно ждать беспристрастной оценки морали, события, идеи».

Ирина Некрасова, «Рецепция личности Варлама Шаламова в художественных текстах» (20 февраля 2020)

«Личность Варлама Тихоновича Шаламова еще при его жизни стала для многих людей олицетворением честности и стойкости, пронесенных сквозь годы страданий. Его редкостное литературное дарование, отмеченное ещё первыми читателями самиздатских “Колымских рассказов”, а также сборников и подборок стихов, создавало впечатление необычайной цельности и прямоты его характера и особенной философии. В то же время современники не могли не отмечать, что многолетняя лагерная жизнь оставила глубокий отпечаток на личности и на мироощущении Шаламова…»

Представляем одну из новых работ преподавателя МГУ, кандидата филологических наук Дарьи Кротовой «Суждения о поэзии в мемуарном и эпистолярном наследии В. Шаламова» (16 февраля 2020)

«Пытаясь понять, как в сознании Шаламова уживались противоположные (казалось бы) представления об искусстве, исследователь наверняка может прийти к выводу о том, что Шаламов впал в противоречие, что он исповедовал взаимоисключающие взгляды. Но и это предположение оказывается неубедительным. Шаламов был человеком сильным и внутренне достаточно цельным. Если бы он был личностью, раздираемой противоречиями, он просто не смог бы пережить нечеловеческого лагерного опыта, он был бы сломлен, раздавлен. Поэтому заподозрить его в острых мировоззренческих нестыковках сложно».

Лора Клайн, «Правда травмы: “Колымские рассказы” Варлама Шаламова сквозь призму нарративнoй психологии» (13 февраля 2020)

«Жизнеутверждающее значение культуры и поэзии, несомненно, определило решение Шаламова не писать чисто фактографические автобиографические произведения. Вместо этого он выбрал нечто среднее между мемуаром и художественной литературой, чтобы его творения не только выявили смысл его страданий в плане свидетельских описаний прошлого, но и дали возможность подняться над болью и страданием к высотам искусства, очищая прошлое. Условием такого очищения Шаламов считал прежде всего правдивый, максимально достоверный рассказ о всëм пережитом. Подобный нарратив в идеале является, вероятно, лучшим лекарством не только для отдельного пострадавшего человека, но и для всего общества».

В 130-ю годовщину со дня рождения Бориса Пастернака напоминаем важнейшее стихотворение Варлама Шаламова «Поэту», написанное вскоре после Колымы (10 февраля 2020)

«Воплощенное в нем благоговейное отношение к великому поэту, стихи которого являлись для Шаламова ничем не заменимой нравственной поддержкой в условиях лагерной Колымы, сохранялось у Варлама Тихоновича до конца дней».

Поэту

Видеозапись открытого урока по рассказу «Шерри-бренди» (8 февраля 2020)

Открытый урок по рассказу Варлама Шаламова «Шерри-бренди» проводит преподаватель Новой школы Москвы Виктор Симаков при участии Валерия Есипова. Вологда, Шаламовский дом, 19 января 2020 г. Съемка и обработка видео: Ольга Ключарева.

Видеозапись дня памяти Варлама Шаламова в Вологде 18 января 2020 г. (5 февраля 2020)

В доме-музее писателя состоялся литературный вечер, в котором приняли участие историк Марк Головизнин (с очень интересным рассказом о своем летнем путешествии по шаламовским местам Колымы и Якутии), преподаватель Новой школы г. Москвы Виктор Симаков вместе с группой своих учеников. Вологжан представляли новая заведующая Шаламовским домом Юлия Синицына, исследователь биографии и творчества писателя Валерий Есипов, преподаватели школ города. Съемка и обработка видео: Ольга Ключарева.

Марк Головизнин, «Медицина в жизни и творчестве Варлама Шаламова» (3 февраля 2020)

«Биография Варлама Шаламова среди писателей-медиков занимает особое место. Немало его знаменитых собратьев по перу начинали свой путь как врачи, становясь писателями уже в зрелом возрасте, накопив достаточный жизненный и профессиональный опыт. Шаламов с молодых лет увлекался литературным творчеством, не соприкасаясь с медициной до колымского периода своей жизни.Медиком он стал волей судьбы в ГУЛАГе, где, по его собственному свидетельству, фельдшерские курсы давали шанс спастись от работы на рудниках, а, следовательно — от смерти».

Переписка Варлама Тихоновича Шаламова с Александром Константиновичем Гладковым, опубликованная в 7-м томе собрания сочинений (31 января 2020)

«Небрежность почерка — не из-за небрежности общения: дело в том, что у меня дрожат руки и не дают возможности выводить буковки русского алфавита с достаточной художественной убедительностью и документальной достоверностью. Пальцы мои не дают мне возможности вдеть нитку в иголье ухо и таким образом кратчайшим путем попасть в царство небесное. Не дают мне мои пальцы и печатать на машинке».

К 160-летию Антона Павловича Чехова — статья Валерия Есипова «Не так мне хотелось бы писать рассказы, как Чехов…» (29 января 2020)

«Очевидно, что Шаламов в тот момент хотел как можно глубже разобраться в причинах поездки Чехова на Сахалин — причинах этических прежде всего, вызвавших этот беспрецедентный поступок писателя. Нет сомнения, что Шаламову был чрезвычайно близок высокий благородный мотив, двигавший Чеховым. И тот перелом, который произошел в сознании писателя после наблюдений сахалинской каторги (“не написал ни одного веселого рассказа”) он считал неизбежным и закономерным. Все это полностью согласуется с послеколымским умонастроением самого Шаламова, где какой-либо “веселости” даже близко нет места».

Сергей Соловьёв, «“Надеть намордник на эпоху…” Варлам Шаламов как биограф». (27 января 2020)

«Обращает на себя особая интонация “Раскольникова” и “Золотой медали”, которую можно назвать агиографической. Но эта интонация встречается у Шаламова не только в “Золотой медали” и “Раскольникове”, но и в некоторых рассказах колымских циклов: “Последний бой майора Пугачева”, “Житие инженера Кипреева”, в последнем случае автор сообщает читателю о жанре текста в самом названии, что для Шаламова — редкий случай. <...> Этот ряд, в котором находятся “Раскольников” и “Золотая медаль”, обозначает роль этих и других “агиографических” рассказов в творчестве Шаламова. Именно в них писатель сообщает нам свою “положительную программу”, нравственный образец в наиболее сконцентрированном виде. Принципы этики Шаламова разбросаны по многим его текстам, но именно в этих “житиях” героев, “живых Будд” они предстают перед читателем отчетливо и цельно».

Вышла в свет книга избранных работ Валерия Есипова (24 января 2020)

«Московское издательство “Летний сад” выпустило сборник избранных работ Валерия Есипова “О Шаламове и не только”. Таким образом автор подвел итоги своего многолетнего труда, связанного с исследованием биографии и творчества Варлама Тихоновича Шаламова, а также других сюжетов и персон истории русской литературы второй половины ХХ века. <…> Презентация книги состоится 30 января в Вологде, на творческом вечере Валерия Васильевича Есипова в областной универсальной научной библиотеке».

Любовь Юргенсон, «Пейзажная зарисовка как метатекст в прозе Шаламова» (22 января 2020)

«Возврат пейзажа в его изначальное дикое состояние, так сказать, долагерное, имеет онтологические последствия. Девственная природа снова завоевывает лагерные места, ставя под сомнение существование самого лагерника, как бы вытесняя его из бытия. Поэтому Шаламов задает вопрос: “Были ли мы?” И сам на него отвечает: “Отвечаю: “были” — со всей выразительностью протокола, ответственностью, отчетливостью документа”. Такова парадоксальная ситуация свидетеля. Будучи носителем опыта небытия, он нуждается в доказательствах — следах — этого опыта для того, чтобы обрести бытие».

Ольга Ключарёва, «Дни Шаламова в Вологде. (Впечатления человека, впервые оказавшегося в городе и внутри событий)» (20 января 2020)

«Варлам Шаламов — неудобная, не вмещающаяся в прокрустово ложе привычных обобщений, всякого рода затертых форм, идей, жанров фигура. Он слишком умён, слишком громок или часто, напротив, тих, слишком правдив или слишком неподкупен. События Дней Шаламова в Вологде ещё раз ясно продемонстрировали это, ещё раз задали самые разнообразные векторы, по которым нам нужно и важно идти к Шаламову, перечитывать его и думать».

В день памяти В.Т. Шаламова — заключительная часть подборки его стихотворений, впервые опубликованных в сборнике Пражской конференции (2017) (17 января 2020)

«Я хочу быть ортопедом…»
«Только в ЦГАЛИ, только в ЦГАЛИ…»
«Гробокопатели и шакалы»
«Славянская клятва»
«Чехи — колыбель славянского рода…»
«Чехи»
«Оглох — нажимай на стихи…»

Александр Пешков, «Он реабилитировал Шаламова» (15 января 2020)

«Конечно, А.А. Костромин не мог знать, что он рассматривает дело отнюдь не рядового человека, а писателя трагической судьбы, который спустя многие годы получит мировую известность как создатель “Колымских рассказов”».

У Цзяю, «“Наиболее поэтичное русское дерево”. Варлам Шаламов в Китае» (12 января 2020)

«Главная черта творчества Шаламова — это абсолютная искренность и стремление к истине, какой бы горькой она ни была. Он часто прибегает к символам, но эти символы не нарочиты — они берутся из природы или из древних книг. Его величие — в простоте, а в его спокойствии отражается страсть».

Шаламовские дни в Вологде 18-19 января 2020 года (10 января 2020)

«В субботу 18 января в 15.00 в Доме-музее писателя состоится литературный вечер…»

Вторая часть подборки неизвестных стихотворений В. Шаламова, впервые опубликованных в сборнике Пражской конференции (2017) (8 января 2020)

«Я автор античный…»
«Шаг влево, шаг вправо считался побегом…»
«Есть какое-то вечное право…»
«Это — юности черные свечи…»

Продолжение публикации следует…

Сергей Злобин, «Воспоминание об одной фотографии» (6 января 2020)

«Так переплелись судьбы в квартире № 7 дома № 8 по Чистому переулку».

Подборка неизвестных стихотворений В. Шаламова, впервые опубликованных в сборнике Пражской конференции (2017) (4 января 2020)

«Тогда»
«Правда тела»
«Забытье»

Продолжение публикации следует…