Варлам Шаламов

Тематический каталог

Интервью

  • События
  • Воспоминания

    • Юрий Апенченко, Валерий Есипов, Урок литературы от Шаламова в 1954 году

    • Много повидавший на своем веку, объездивший всю страну как спецкор «Правды», журналов «Советский Союз» и «Знамя», Ю.С. Апенченко до недавнего времени преподавал мастерство очерка и публицистики в Литературном институте им. Горького. Никак не верилось, что Юрий Сергеевич, неизменно бодрый и оптимистичный в свои 80 лет, может так быстро уйти из жизни, но, увы, это случилось в январе нынешнего, 2017 года. В связи с этой неожиданной кончиной пришлось о многом пожалеть. Прежде всего о том, что так и не удалось уговорить его написать свой (может быть, важнейший в жизни!) очерк-воспоминание о Шаламове, со всеми подробностями, которые он, как сам говорил, прекрасно помнил.


    • Элла Траубе, Хранители шаламовской папки

    • «При каких обстоятельствах Галина Игнатьевна подарила Леону эту папку, я не знаю... Вся связь была через Марию Игнатьевну: мы жили во Львове, они жили в Москве. Она была женой брата писателя Злобина, но когда я с ней познакомилась, они уже была в разводе — я ее мужа не знала. Она была очень интересная женщина, ни одной выставки не пропускала. Леона любила очень, говорила, что у него есть искра божья. Когда ее не стало, мы потеряли связь с этой семьей».


    • Светлана Злобина, Переулок на Пречистенке (22 октября 2012)

    • «Наша квартира №7 располагалась на четвертом этаже. К этому времени, к середине 1950-х годов, она стала коммунальной. Две комнаты занимал Б.И. Гудзь с женой, одну – мы, и жил еще сосед-инвалид. Чтобы Варламу прийти незаметно от Бориса Игнатьевича, мы договорились, что он будет стучать тихонько в стену нашей комнаты, примыкающей к лестничной площадке. Потом он быстро проходил к нам, мы запирали дверь и включали радио, чтобы не слышались разговоры. Но однажды Гудзь все же заметил Шаламова. Что же он сделал? Сразу стал звонить в милицию: “Задержите такого-то нарушителя режима!” Варламу пришлось быстро уходить. После этого случая он старался  предварительно звонить по телефону. Когда Шаламова реабилитировали в 1956 году, Борис Игнатьевич этому страшно удивился и возмущался. Помню, он даже весь побелел от ярости и кричал: “Этого не может быть!”».


    • Евгений Пастернак, «Шаламов был верен Пастернаку…» (22 июня 2012)

    • «Чего захочет русская литература XXI века — не знаю. Оценка Шаламова, конечно, впереди. Он не прочитан пока, но будет ли он прочитан — это зависит от этой самой базарной торговки, русской литературы, с которой неизвестно что будет. Шаламов конечно, человек огромного литературного таланта, но главное, что он человек вот именно того героизма, который характеризует лучших людей своего времени, погибших от этого времени, раздавленных этим временем».


    • Людмила Егорова, Валерий Есипов, Валерий Есипов: о биографии внешней и внутренней (часть 1) (декабрь 2020)

    • «Осенью того же 2013 г., по пути на очередную международную шаламовскую конференцию, которая на этот раз проходила в Праге, я еще раз заехал в Москву, в РГАЛИ, чтобы сверить тексты стихов Шаламова, по которым готовил доклад для Праги. И тут, просматривая старые пожелтевшие тетради, пришлось убедиться, насколько все же велик и многообразен поэтический архив писателя, остававшийся тогда почти не исследованным. Вспомнился завет академика РАН Вяч.Вс. Иванова, который, выступая на шаламовской конференции в Москве в 2011 г., призывал обратиться к изучению стихов Варлама Тихоновича, которого он хорошо знал и написал о нем воспоминания. Вот тогда, сразу после Праги, я и поставил перед собой задачу — подготовить и издать все стихи Шаламова».


    • Людмила Егорова, Валерий Есипов, Валерий Есипов: о биографии внешней и внутренней (часть 2) (февраль 2021)

    • «“Архипелаг ГУЛАГ” оказал беспрецедентное воздействие на общественное сознание во всем мире. Между тем к этой книге может быть предъявлено множество претензий не только по части достоверности изложенных в ней фактов и статистических данных, но и по общему концептуальному посылу, крайне тенденциозному, рассчитанному на поддержку Запада. Недаром Шаламов называл Солженицына “орудием холодной войны”, “дельцом” и “авантюристом”. Обо всем этом подробно рассказано в большом коллективном сборнике “Книга, обманувшая мир”, выпущенном в 2018 г. в Москве».


    • Урок литературы от Шаламова в 1954 году

    • Много повидавший на своем веку, объездивший всю страну как спецкор «Правды», журналов «Советский Союз» и «Знамя», Ю.С. Апенченко до недавнего времени преподавал мастерство очерка и публицистики в Литературном институте им. Горького. Никак не верилось, что Юрий Сергеевич, неизменно бодрый и оптимистичный в свои 80 лет, может так быстро уйти из жизни, но, увы, это случилось в январе нынешнего, 2017 года. В связи с этой неожиданной кончиной пришлось о многом пожалеть. Прежде всего о том, что так и не удалось уговорить его написать свой (может быть, важнейший в жизни!) очерк-воспоминание о Шаламове, со всеми подробностями, которые он, как сам говорил, прекрасно помнил.
  • Критика

    • Светлана Алексиевич, Телеинтервью в Шаламовском доме (2013)

    • «Шаламова я считаю самым большим писателем ХХ века. Когда-то И.П. Сиротинская подошла ко мне в Милане, там был международный симпозиум, и после своего выступления я сказала ей это, и она поблагодарила меня. Я действительно считаю его величайшим писателем. Он очень близок мне по духу. Вот этот его поиск, когда и документ, и жизнь тесно смыкаются. Вот это его искусство, когда кажется, что это так просто, а на самом деле это величина Достоевского, настолько там (в “Колымских рассказах”) все запрятано».


    • Валерий Есипов, «Дерево концлагерей» (11.04.2012)

    • «— В музейной книге отзывов каждая вторая запись — от сына, дочери, внука репрессированных. Лагерная тема до сих пор жива и жгуча, и рассказы Шаламова для многих — нечто вроде писем родственников. Когда с годами она потеряет остроту, восприятие Шаламова изменится?

      — Думаю, нет. Важнейшая тема творчества Варлама Тихоновича — поведение человека в нечеловеческих, экстремальных условиях. И эта проблема вечна. Как выжить в аду, как сохранить себя и свою душу. Это всегда будет волновать людей. Но Шаламов считал, что “может повториться любой ад, увы” — это буквально его слова. Разве он не прав? Пусть нет лагерей сталинского или гитлеровского типа, но войны и насилие разве прекратились?»


    • Ирина Галкова, Сергей Медведев, Сергей Соловьёв, «Колымский пророк. Варлам Шаламов как свидетель ада». Беседа в программе «Археология» на «Радио Свобода» (18 мая 2016)

    • «Шаламовская литературная задача, с моей точки зрения, его подвиг в мировой литературе заключается в том, что он действительно стирает грань между документом и художественным вымыслом, делая это не путем изложения того, что было на самом деле, а путем погружения человека в состояние, в котором тот способен воспринять опыт, иначе никак не передающийся. Как можно передать опыт умирающего от голода или доходящего от холода человека другому человеку, который никогда в подобной ситуации не был? Показать ему что-нибудь страшное — человек от этого отвернется или, наоборот, ужаснется, и не более того. Нужно в это погрузить, а для этого нужно выработать какую-то новую форму коммуникации с читателем. И эту форму Шаламов вырабатывает».


    • Габриэле Лойпольд, «Мне как-то привычно в прозе Шаламова. Страшно, но привычно» / интервью с Габриэле Лойпольд

    • Габриэле Лойпольд, русист и переводчица собрания сочинений В.Т.Шаламова на немецкий язык, была участницей круглого стола "Восприятие Шаламова в Германии", проходившего в конце февраля с.г. в рамках программы открытия немецкой выставки "Жить или писать" в московском "Мемориале". Интервью Г.Леопольд журналистке Е.Калашниковой опубликовал сайт "Уроки истории". На нашем сайте уже есть несколько материалов нашей немецкой коллеги.


    • Франциска Тун-Хоэнштайн , Франциска Тун-Хоэнштайн: «Пережитый опыт Шаламову удалось превратить в замечательную прозу» (1 мая 2016)

    • «Проза “Колымских рассказов” на уровне темы почти не оставляет места для надежды, и мне кажется, это надежда на уровне формы. Шаламов показывает жестокость, ужас происходящего, показывает, что слой культуры и цивилизации чрезвычайно тонок, и никто не может поручиться за себя в подобных условиях. А с другой стороны, он выжил и создал такую гармоничную прозу определенными приемами дистанцирования, и эти приемы помогают, как ни странно, жить в этих текстах, открывают новое пространство».


    • Валерий Есипов, Михаил Ремизов, На горбу мученика — в Канны? (20 января 2021)

    • «Зачем надо было снимать фильм о старом, больном и немощном писателе? Почему не показать его в минуты его величия, его беспримерного мужества, вызывающего восхищение у всех читателей? Ведь Шаламов — символ стоицизма, символ сопротивления прежде всего. А нам демонстрируют самый унизительный период его жизни».


    • Ольга Ключарёва, Гамзе Оксюз, «…Фразы — словно бьют читателя» (январь 2021)

    • «Перевод для меня — это искусство. Самая большая сложность при переводе художественных текстов — это передать стиль автора, потому что стиль отличает авторов друг от друга. В связи с этим мне было непросто передать тонкие особенности новой прозы Шаламова. Когда я начала переводить первый текст (а это был рассказ “По снегу”), то думала, что никогда не смогу его закончить, до конца жизни. Помимо содержания рассказов, язык Варлама Тихоновича также совершенно уникален».


    • Дарья Грицаенко, Ольга Ключарёва, Дарья Грицаенко: «Нужна эмоциональная и интеллектуальная зрелость, чтобы понять Шаламова» (июнь 2021)

    • «Шаламов отрицает традицию, потому что описывать беспрецедентный, ни с чем не сравнимый катастрофический опыт XX века традиционными способами невозможно — форма будет просто неадекватна содержанию. Он создаёт принципиально новый язык, нет ничего похожего на его прозу, и именно потому её так долго не воспринимали как искусство».

  • Видео
  • Фотографии