Варлам Шаламов

Тематический каталог

Шаламов за рубежом

  • События
    • «Колымские рассказы» на испанском языке, том 6, «Очерки преступного мира» (18 октября 2017)

      Этим томом завершается публикация одной из величайших и самых трагических эпопей XX века — впервые в полном объёме на испанском языке.

    • XIV международная научная конференция Института философии РАН с регионами России «Проблемы российского самосознания: судьба и мировоззрение В. Шаламова (к 110-летию со дня рождения)» (15 июня 2017 — 18 июня 2017)

      ХIV научная конференция Института философии РАН с регионами России «Проблемы российского самосознания: судьба и мировоззрение В. Шаламова (к 110-летию со дня рождения)» проходит в формате двух пленарных заседаний – в Москве и в Вологде, а также работы круглого стола.

    • Новые издания Шаламова (26 мая 2017)

      В год 110-летия В.Т.Шаламова заметно активизировалась работа по изданию новых книг писателя и литературы о нем.

    • «Жить дальше, как ветка лиственницы...» (1 марта 2017 — 1 мая 2017)

      В Петербурге, в Государственном музее политической истории России, завершила работу передвижная выставка «Варлам Шаламов. Жить или писать».

    • Французы выпустили переиздание «Колымских тетрадей» (16 ноября 2016)

      Во Франции издательство "Maurice Nadeau" выпустило в свет новое издание «Колымских тетрадей» Варлама Шаламова.

    • Шаламовский симпозиум в Берлине (12 мая 2016)

      Какие импульсы привносят сочинения Шаламова в современные литературные и культурологические дебаты о биополитике и пограничном состоянии, лагере и Homo sacer, теле и памяти? Какие новые перспективы в размышлениях о литературной форме, биографическом и документальном письме, вымысле и реализме, мемуаристике и мировой литературе открывает прочтение его рассказов? – этим и другим вопросам будут посвящены доклады и выступления участников симпозиума, предлагающих целую серию компаративистских прочтений произведений Шаламова.

    • Литературно-просветительская программа «Москва Варлама Шаламова» (апрель 2015 — июнь 2016)

      Москва много значила для Шаламова — с нею связаны основные вехи его биографии, как жизненной, так и творческой. Шаламов знал и любил Москву как город литературы, и сам был его неотъемлемой частью. Колымские лагеря стали важнейшей составляющей его человеческого опыта, но осмысление и переплавление его в опыт литературный происходило именно здесь. Большая часть «Колымских рассказов» создана в Москве, здесь жили первые читатели и критики, оценившие талант писателя задолго до его официального признания и публикаций. Между тем в топографии литературной Москвы пока значится только одно место, связанное с писателем, — мемориальная доска на доме в Чистом переулке (установлена в 2013 г.), где он жил в 1930-е годы между двумя арестами. Литературно-просветительская программа «Шаламовская Москва» должна восполнить этот пробел, переосмыслив еще раз творчество писателя в пространстве его бытия — мест, где он жил, писал, встречался с друзьями и недругами.

    • Выставка о В. Шаламове пройдёт в Берлине и других городах Европы (февраль 2013)

      «В Вологде побывали гости из Германии – профессор Вильфрид Шеллер (Wilfried F. Schoeller) и филолог-славист Кристина Линкс (Christina Links). Они занимаются подготовкой большой литературно-художественной выставки о Варламе Шаламове. Организатором выставки является Литературный дом в Берлине (Literaturhaus Berlin). Экспозиция должна открыться в сентябре нынешнего года».

    • «Колымские рассказы» вышли в Словении (5 апреля 2012)

      «В декабре 2011 года в словенском издательстве “Модриян” (“Modrijan”) вышел первый перевод “Колымских рассказов” Варлама Шаламова. Подготовленное издание включает три цикла рассказов: “Колымские рассказы” (1954-1962), “Левый берег” (1956-1965) и “Артист лопаты” (1955-1965). Над ним работали переводчики Лияна Деяк (Lijana Dejak) и Драго Байт (Drago Bajt). “Колымские рассказы” поступили в библиотеки, и на сегодняшний день уже можно обобщить первые отклики на перевод в словенских СМИ».

    • Переводчик книг Шаламова на немецкий язык Габриэле Лойпольд получила престижную премию в Германии (20 февраля 2012)

      «Немецкая академия языка и поэзии присудила Габриэле Лойпольд, одной из самых ярких, смелых и талантливых переводчиц, как характеризует ее творчество пресс-служба Академии, престижную премию им. Йохана Хенриха Фосса за переводы на немецкий язык произведений русской классической и современной литературы».

    • Шаламовский вечер прошёл 16 января в Вологде (16 января 2011)

      Этот вечер прошел под знаком памяти о двух неразрывно связанных людях – В.Т. Шаламове и И.П. Сиротинской. Печальное известие о кончине Ирины Павловны пришло накануне. Начался вечер с минуты молчания.

    • Еще одна диссертация о Шаламове (2017 мая 15 — 2017 мая 15)

      Приятная новость пришла из Беркли (США): наша молодая коллега Джозефина Лундблад-Янич, обучавшаяся в аспирантуре Калифорнийского университета, защитила диссертацию и получила ученую степень доктора философии (Doctor of Philosophy, DPh), что соответствует российской ученой степени кандидата наук.

  • Исследования

    • Валерий Есипов, В. Шаламов и «Архипелаг ГУЛАГ» А. Солженицына (июнь 2017)

    • «Пожалуй, Шаламов был единственным человеком (в том же двадцатом столетии, а также и в нынешнем), кто выразил подобное удивление и тем самым поставил под сомнение вопрос об этической правомерности самой идеи “Архипелага” и ее рабочего метода — использования чужих, в сущности, материалов (во всяком случае, не принадлежавших писателю по праву) для создания собственного авторского произведения. Можно сколь угодно обвинять Шаламова в наивности или в максимализме, но нельзя отрицать, что он имел все основания для подобного удивления и возмущения, поскольку сам никогда бы не стал заниматься такими вещами. Недаром он употреблял здесь слово «художник» — оно, как можно понять, проводит для него границу между задачами искусства и иными, явно внехудожественными задачами, на которые ориентируется Солженицын».


    • Рудольф Веденеев, Джон Глэд, Анна Гунин, Лиана Деяк, Габриэле Лойпольд, Ян Махонин, Франциска Тун-Хоэнштайн , Любовь Юргенсон, Круглый стол переводчиков произведений Варлама Шаламова (2013)

    • «...Один журнал выпустил номер, посвященный русской душе. Я пыталась им объяснить, что понятие несколько нерелевантно, но это было невозможно. И мне предложили туда написать. Когда мне показали список писателей, о которых они предполагали опубликовать статьи, Шаламова там не было. Солженицын, конечно, был. Я сказала, что без Шаламова не может быть номера о русской культуре. Меня спросили: а вы уверены, что именно Шаламов важен для русской идентичности сегодня и для понимания России? Я сказала: уверена. И только после этого, после долгого разговора, Шаламов был включен в этот список».


    • Валерий Есипов, Шаламов (август 2012)

    • «Главное в биографической книге — историческая точность. К этому и стремился автор, понимая, что трагизм жизненной и литературной судьбы выдающегося русского писателя Варлама Тихоновича Шаламова может быть по-настоящему осознан лишь в контексте времени. Весь путь Шала­мова был “сплетён”, как он писал, “с историей нашей”. Это и дореволюци­онная российская культура, и революция, и 1920-е годы, в которые писатель сложился как личность, и сталинская эпоха, повергшая его в преисподнюю Колымы, и все последующие годы, когда судьба тоже не была благосклонна к нему. Как же удалось Шаламову выдержать тяжелые испытания и выра­зить себя со столь мощной и величественной художественной силой, по­трясшей миллионы людей во всем мире? Книга может дать лишь часть от­ветов на эти вопросы — обо всем остальном должен подумать читатель, опираясь на многие новые или малоизвестные факты биографии писателя».


    • Францишек Апанович, Филиппика против силы (1997)

    • «Мне кажется, что именно взаимоотношения власти, силы и насилия с человеческой личностью являются одним из стержневых вопросов шаламовской прозы, не только “выходящим за пределы зоны”, но касающимся — рискну допустить такое предположение — самих основ человеческой жизни, а может быть и жизни вообще. Настоящий текст представляет собой попытку рассмотрения этих взаимоотношений в изображенном мире “Колымских рассказов”».


    • Леона Токер, Иллюзия и дейстительность в рассказах Варлама Шаламова (декабрь 2009)

    • «Благодаря соседству в “Колымских рассказах” чистого вымысла с чистым фактографическим материалом, читетелю Шаламова может быть не ясен жанр повествования, который не терпит выраженных структурных отметок вымысла, и в то же время не содержит достаточного количества известных читателю ориентиров (дат, названий мест, указаний на идентифицируемых людей), чтобы быть прочитанным как совершенно соответствующий реальности. Когда природа взаимосвязи текст-читатель является настолько неясной, читателя призывают к принятию рассказов как фактического свидетельства, а также к применению к ним такого анализа, который обычно используется при восприятии вымысла».


    • Анна Рашны, Литература против тоталитарного порабощения. Свидетельство правды Варлама Шаламова (Аннотация) (1999)

    • Аннотация книги польской исследовательницы, посвященной совершенно абсурдной, с нашей точки зрения, попытке встроить творчество Шаламова в контекст теории тоталитаризма.


    • Майкл Брюер, Колымские рассказы Варлама Шаламова: проблема расположения (аннотация) (1995)

    • «Данная работа посвящена прежде всего проблеме порядкового расположения произведений в эпическом лагерном цикле Варлама Шаламова “Колымские рассказы”. Поскольку “Колымские рассказы” писались “в стол” и автор был лишен возможности принимать участие в их публикации, компоновка в ряде изданий обусловливалась чужими политическими и финансовыми соображениями».


    • Роберт Чандлер, Варлам Шаламов и Андрей Федорович Платонов (2002)

    • «Шаламов и Платонов описывают миры, в которых чрезывычайная степень жестокости представляется вполне обыкновенной. Во всех других отношениях, однако, эти два крупных писателя противоположны друг другу. В то время, как Платонов раскрывает читателю тело и душу своих персонажей во всей их глубине, Шаламов изображает своих героев со стороны».


    • Марк Головизнин, К вопросу о происхождении первых зарубежных изданий «Колымских рассказов» В.Т. Шаламова (2011)

    • «Очевидно, что по мере того, как шаламовская проза с перестроечных времен стала все больше находить дорогу к отечественным читателям и исследователям, интерес к теме “Шаламов на Западе” также стал возрастать и в России, и за ее пределами. Дискуссии вокруг первых зарубежных публикаций “Колымских рассказов” ведутся в основном в двух аспектах: 1) проблематика восприятия зарубежным читателем шаламовской прозы и 2) обстоятельства, которые сделали публикацию этой прозы возможной. Второй аспект, которому и посвящена настоящая статья, интересен не столько сам по себе, но как часть социально-политической реальности конца 1960-х годов».


    • Альфред Галл, Лаконическое выражение лагерного опыта: «Колымские рассказы» Варлама Т. Шаламова и «Иной мир» Густава Херлинга-Грудзиньского в сравнительной перспективе (2007)

    • «И в рассказе Шаламова и в воспоминаниях Херлинга-Грудзиньского можно наблюдать проведенную на основе сжатого, лаконического интертекстуального построения текста полемику с великой традицией русского реализма, в том числе и с великим писателем Достоевским. Полемика проводится с целью создания нового языка и соответственного нового описательного словаря для того, чтобы способствовать расширению знания и сознания о ГУЛаге, а это значит и расширить границы нашего мира, “ибо границы моего языка означают границы моего мира”».


    • Любовь Юргенсон, Скандальность закона: Шаламов против Агамбена (2010)

    • «Своим утверждением, что лагерь “мироподобен”, Шаламов объявляет “серой зоной” все советское общество: лагерь – симулякр мира. Это отсылает нас к рассуждениям Ханны Арендт об абсурдности лагерей, ввиду утраты заключенным статуса юридического лица. Наличие “серой зоны” с ее зыбкими границами и неопределенным составом обитателей только подчеркивает иллюзорность, всю абсурдность происходящего. Аннигилировано понятие вины, а следовательно и возможность позитивной телеологии. Снимается вопрос “за что?”, а с ним и вопрос “зачем?”. В этом Шаламов близок к Ханне Арендт, для него лагерь абсурден и иллюзорен, при том, что является абсолютной реальностью».


    • Дарья Кротова, В.Шаламов и И.Бродский: представления об искусстве

    • «Статья посвящена сравнительной характеристике тех представлений об искусстве, которые были свойственны двум крупным поэтам второй половины ХХ века – В.Шаламову и И.Бродскому. Анализируются как сходные элементы эстетических концепций обоих авторов (представление о том, что не поэт управляет языком, а язык поэтом; о рифме как конструктивной основе стихотворения; о творческом процессе как отбрасывании ненужного), так и кардинальные расхождения (в понимании соотношения биографии и творчества поэта; этического и эстетического начал в искусстве). Проведенный сопоставительный анализ доказывает, насколько для эстетических представлений, реализованных в литературе второй половины ХХ века, оказываются значимыми два параллельных вектора – опора на традицию и ее отрицание».


    • Яков Клоц, Варлам Шаламов между тамиздатом и Союзом советских писателей (1966—1978) (2016)

    • «Если во второй половине 1960-х восприятие “Колымских рассказов” агентами литературного истеблишмента в России и в эмиграции подчинялось законам центральной симметрии, то начиная с 1970-х, с приездом на Запад “третьей волны”, эта динамика стала напоминать, скорее, закон сообщающихся сосудов».


    • Пьеро Синатти, Судьба Варлама Шаламова в Италии (2013)

    • «В ноябре 2010 года, во время популярной телевизионной передачи, молодой прозаик Роберто Савиано — медийный кумир, автор романа “Гоморра”, посвященного теме неаполитанской мафии и давно ставшего бестселлером в Италии и многих других странах, по всему миру, — неожиданно заговорил о Варламе Шаламове, великом русском писателе, до того момента известном в Италии лишь узкому кругу специалистов и знатоков русской словесности и истории.<...> Савиано, в частности, остановился на шаламовском рассказе “Протезы”, процитировав то место, где заведующий изолятором в шутку спрашивает одного заключенного (alter ego автора), не имеющего протеза, который он должен был бы сдать на срок отбытия наказания: “Ты что сдашь? Душу сдашь?”. Заключенный отвечает: “Нет. Душу я не сдам”. Имея в виду, что любой ценой сохранит свою человеческую сущность перед лицом лагерного начальства».


    • Джон Глэд, Художественный перевод: Теория и практика последнего запретного искусства (На материале «Колымских рассказов») (2017)

    • «Если бы Советского Союза никогда не существовало и Варлам Тихонович придумал бы лагерный мир, как Борхес выдумывал свои миры, выдумка эта все-равно принадлежала бы к классическим произведениям мировой литературы — точно так же, как трагедия «Гамлет» представляет собой художественное, а не историческое достижение: мало кого волнует, правильно ли Шекспир описал положение дел в датском государстве. Для России, конечно, такая абстрагированная нейтральность наступит не скоро, но такие эмоции не должны влиять на художественную оценку творчества писателя».


    • Анна Гунин, Подходы к переводу «Колымских рассказов» Варлама Шаламова (2017)

    • На конференции “Судьба и творчество Варлама Шаламова в контексте мировой литературы и советской истории”, прошедшей в 2011 году, переводчик Джон Глэд выразил мнение, что литературный перевод подразумевает радикальную хирургию переводимого текста. Но я считаю, что в специфическом контексте “Колымских рассказов” уместна совершенно другая метафора: литературный переводчик выступает в качестве ткача. Его задача — воссоздать все нити и переплетения оригинала. <...> Переводчику необходимо постоянно держать в поле зрения то, что находится за текстом: всеобщий эффект всех слов, всего произведения, его художественную концепцию. Только в таком случае переводчик сможет найти правильный подход к переводу текста. Применив этот принцип к “Колымским рассказам”, можно выделить ключевую динамику, основное взаимодействие, которое и определяет весь эффект, производимый на читателя.


    • Тадеуш Сухарски, Варлам Шаламов и польская литература (2013)

    • «Рассказ “Пятно”, написанный под непосредственным впечатлением от смерти автора «Колымских рассказов», представляет собой что-то вроде мини-энциклопедии лагерного и пост-лагерного опыта Великого Писателя, как Херлинг в этом тексте называет Шаламова. Более того, одновременно это и рассказ об опыте безысходного одиночества, и прекрасная эпитафия собрату по перу и по несчастью. В свою очередь, в насыщенном отрывками из текстов русского писателя рассказе Херлинга смерть Шаламова означает победу над миром, утратившим фундаментальные ценности. А символом этой победы становится возвращение в ту же минуту, когда приходит смерть, непобежденной памяти».


    • Анастасия Каменская, Особенности функционирования цитаты в «литературе факта» («Шерри-бренди» В. Шаламова и «Клеймо» Г. Херлинга-Грудзинского) (2018)

    • Статья посвящена некоторым особенностям «литературы факта», специфике функционировния цитаты в этом типе литературы и анализу интертекстуальных связей между рассказом «Клеймо» Густава Херлинга-Грудзинского и произведениями Варлама Шаламова. Основным объектом рефлексии становится то, как Херлинг использует темы и мотивы рассказа Шаламова «Шерри-бренди». Через обращение к данным интертекстуальным связям уясняется картина существования «литературы факта» в эпоху постмодернизма.


    • Габриэле Лойпольд, Шаламов по-немецки (2017)

    • «Та интенсивность, почти эйфория, с которой в 2007-м, в год 100-летия писателя, был воспринят выход первого тома собрания сочинений Шаламова, заставляет задуматься о вопросах рецепции и её зависимости от определенного момента и контекста. <…> Чтение Шаламова для многих стало сильнейшим эмоциональным переживанием. Шок, сочувствие, глубокое впечатление, выдох “наконец-то!”, удивление “Почему этих текстов нужно было так долго ждать?” — вплоть до агиографически окрашенного почитания автора и его “священных” текстов, до слов высокой похвалы и благодарности отважившемуся на это предприятие издательству».


    • Франческо Варлало, Фитометафоры в «Kолымских рассказах» В. Шаламова и возможности их перевода на итальянский язык (2019)

    • «Важное место в прозе Шаламова занимают антропоморфные детали при описании мира природы. Так, описывая растения, автор наделяет их человеческими качествами и чувствами, а в описании человека нередко используются фитометафоры и эпитеты-олицетворения. Человек живет, страдает, умирает, сопротивляется так же, как и упрямые растения Колымы. Метафорическое представление северной природы и человека в лагере контрастирует с описанием заключенных с помощью лагерного жаргона и терминов “новояза”, что передает состояние “обесчеловечения” в обстановке лагеря. Образованные от названий растительного мира метафоры широко используются для характеристики мира человека (внутреннего мира, этапов жизни), предметов, а также явлений непредметного мира. Параллелизм между физическим и духовным развитием человека и жизненным циклом растения является культурологической особенностью именно в русской картине мира при концептуализации внутреннего мира человека».


    • Андрей Жуков, Рафаэль Бэсса Феррейра, «Колымские рассказы» Варлама Шаламова: критическая рецепция в Бразилии (2019)

    • «Подчеркнутая эйфория прессы, читателей и исследователей русской культуры в отношении рецепции и литературного восприятия творчества В. Шаламова в Бразилии имеет в своей основе несколько объективных причин. Одной из них является абсолютная новизна писательского имени Варлама Шаламова для Бразилии. До 2015 года широкой публике ничего не было известно ни об этом авторе, ни о его “Колымских рассказах”. Только в академических кругах, и притом очень ограниченным образом, существовали какие-либо минимальные сведения о Шаламове, имевшие скорее хрестоматийный характер».


    • Полина Вахрушева, В поисках человечности («Колымские рассказы» в советской и зарубежной критике) (сентябрь 2021)

    • «Современный подход к творчеству В.Т. Шаламова как в России, так и на Западе значительно изменился. Он стал менее политизированным, более научным, объективным и универсальным, сосредоточенным не столько на лагерной теме как таковой, сколько на общечеловеческих проблемах, связанных с самосохранением личности в экстремальных обстоятельствах жизни».


    • Наталья Туркина, Сопоставительный анализ оригинала и перевода: «Прокуратор Иудеи» В. Шаламова и Дж. Глэда (сентябрь 2021)

    • «Таким образом, сопоставляя данный рассказ и его английскую версию, мы видим, что у Джона Глэда — свои особенности перевода. Он восхищался творчеством Шаламова, отмечал, что ждал отклика от самого Варлама Тихоновича, но так и не получил. Разночтения в осуществленных Глэдом переводах понятны: чтобы углубиться в специфику его работы, необходимо опираться на оригинальный авторский текст».


    • Анастасия Подъякова, Анализ стихотворения «Память скрыла столько зла…» и его перевода Р. Чандлером (сентябрь 2021)

    • «Поэт сомневается в самой реальности – в существовании того, что было раньше обыденным: “…может, нет ни городов, ни садов зелёных…”» Это ярко передает состояние лирического героя, оказавшегося среди “белого безмолвия” Дальнего Севера – на много лет оторванного от нормальной жизни, культуры и цивилизации. Для него нет более прежней жизни, он потерян и находится в поисках истины».


    • Карина Лупандина, Рассказ «Прокуратор Иудеи» в переводе Дж. Глэда (сентябрь 2021)

    • «Уже на примере описанных трех случаев можно видеть, что перевод Глэда более эмоционален. В нем очевидно стремление более полно, чем у Шаламова, отразить действительность. Можно ли назвать это своеобразной вольностью? Я нахожу такой подход действительно интересным и думаю, многие со мной согласятся».


    • Светлана Самойлова, Зарубежные публикации «Колымских рассказов» (сентябрь 2021)

    • «Мое сообщение связано с систематизацией библиографии первых публикаций «Колымских рассказов» В.Т. Шаламова за рубежом на русском языке. <...> Все эти публикации делались по машинописям или фотокопиям машинописей, не авторизованным и поступившим из самиздата. В связи с этим существуют немалые расхождения между текстами зарубежных публикаций и текстами “Колымских рассказов”, изданными в СССР (России) И.П. Сиротинской на основании рукописей и авторизованных машинописей, переданных В.Т. Шаламовым в РГАЛИ».


    • Нина Нехорошева, Рассказ «Графит» в переводах Дж. Глэда и Д. Рейфилда (сентябрь 2021)

    • «Отмечу, что оба переводчика меняют порядок слов в предложении, делят одно большое предложение на 2–3 маленьких – для удобства читателя. Очевидно, что при этом нарушается тот внутренний музыкальный ритм прозы Шаламова, которому писатель, будучи поэтом, придавал большое значение. Если Глэд в свое время не был знаком с высказываниями Шаламова на эту тему, то Рейфилду должны были быть известны слова писателя, что его рассказы построены “на звуковой основе”. Думаю, что эта сторона переводов заслуживает специального исследования».

  • Воспоминания

    • Элла Траубе, Хранители шаламовской папки

    • «При каких обстоятельствах Галина Игнатьевна подарила Леону эту папку, я не знаю... Вся связь была через Марию Игнатьевну: мы жили во Львове, они жили в Москве. Она была женой брата писателя Злобина, но когда я с ней познакомилась, они уже была в разводе — я ее мужа не знала. Она была очень интересная женщина, ни одной выставки не пропускала. Леона любила очень, говорила, что у него есть искра божья. Когда ее не стало, мы потеряли связь с этой семьей».


    • Роман Гуль, Воспоминания о публикации «Колымских рассказов» в «Новом журнале»

    • «Мы печатали Шаламова больше десяти лет и были первыми, кто открыл Западу этого замечательного писателя, взявшего своей темой – страшный и бесчеловечный ад Колымы. Когда рассказы Шаламова были почти все напечатаны в “Новом журнале”, я передал право на их издание отдельной книгой приехавшему ко мне покойному Стипульковскому, руководителю издательства “Оверсиз Пабликейшенс” в Лондоне, где они и вышел книгой».

  • Критика

    • Валерий Есипов, О новой нищете философии (13 июля 2017)

    • Уже при появлении на первом пленарном заседании в одной из аудиторий ИФ стало ясно, что Шаламов попал в обыденный «конвейер» перманентной симпозиумной деятельности философов, без какого-либо пиетета к его личности: даже портрета писателя здесь по этому случаю не обнаружилось. Как можно понять из дальнейшего, это не было случайным. Между тем, изображение писателя, хотя бы мультимедийное, было необходимо не только в знак элементарных приличий, но и просто для того, чтобы напомнить выступавшим, ради кого и чего они здесь собрались.


    • Габриэле Лойпольд, «Шаламов по-немецки – это действительно новая в нашей литературе проза...»

    • «ГУЛАГ во многом отличается от немецких лагерей. В немецких лагерях жили обычно гораздо короче – или не выживали, или спасались. Но шаламовский опыт в них вообще не возможен. Из наблюдений над людьми, которые так долго пробыли в лагерях, – получается новая антропология. Немецкая аудитория, как говорил испанский писатель и бывший узник лагеря в Бухенвальде Хорхе Семпрун, сейчас имеет возможность преодолеть ту «halbseitige Lähmung des Gedächtnisses» [«односторонний паралич памяти»], которой страдала во время Холодной войны. Пополняются лакуны – вышел по-немецки тоже в новом переводе Гроссман, вышла большая книга немецкого историка Карла Шлёгеля о 1937-ом годе».


    • Мария Десятова, Шаламов на испанском

    • «С 2008 года в Испании выходит шеститомник «Колымских рассказов» Варлама Шаламова в переводе Рикардо сан Висенте. Пресса откликнулась на это событие серией литературных обзоров, достаточно обстоятельно знакомя испанского читателя с подробностями непростой судьбы и творчества Шаламова. “Гениальность Шаламова как писателя видна читателю с первой же строчки любого из его рассказов, – утверждает переводчик шеститомника. - Многие советские писатели разделили нелегкую судьбу своих сограждан, осужденных, прошедших лагеря или погибших в них. Однако Шаламов стоит особняком”».


    • Сергей Агишев, Шаламов в англоязычной «Антологии русской поэзии» (6 марта 2015)

    • «Появление антологии произведений такого широкого спектра русских поэтов в англоязычном пространстве поможет понять мировому читателю уникальное место каждого из них в русской культуре. Это актуально и для России, которая сама еще только осознает, что недавно обретенный ею Шаламов-поэт, несмотря на все умолчания, никогда не сходил и не сойдет с поэтического Олимпа».


    • Валерий Есипов, Процесс умолчания (ноябрь 2015)

    • Московское издательство «ЭКСМО» выпустило «Колымские рассказы» Варлама Шаламова в своей серии «Запрещённые книги». Предисловие к этому изданию в виде краткого очерка истории публикации «Колымских рассказов» написал Валерий Есипов. К сожалению, авторский текст предисловия подвергся значительной редакторской переработке, в результате чего были выхолощены важные историко-литературные подробности о причинах долгого замалчивания главного произведения Шаламова как в СССР, так и на Западе. По просьбе В.В. Есипова мы публикуем оригинал его предисловия.


    • Джон Глэд, Об изданиях и переводах Шаламова в Америке (сентябрь 2013)

    • «Прочитав только несколько рассказов, я сразу понял, что Шаламов – большой писатель. Огромная российская травма заставляет вас рассматривать его как политического деятеля, но представьте себе, если бы ничего из описанного в рассказах никогда не было, “Колымские рассказы” всё равно были бы шедевром мировой литературы».


    • Ирина Галкова, Сергей Медведев, Сергей Соловьёв, «Колымский пророк. Варлам Шаламов как свидетель ада». Беседа в программе «Археология» на «Радио Свобода» (18 мая 2016)

    • «Шаламовская литературная задача, с моей точки зрения, его подвиг в мировой литературе заключается в том, что он действительно стирает грань между документом и художественным вымыслом, делая это не путем изложения того, что было на самом деле, а путем погружения человека в состояние, в котором тот способен воспринять опыт, иначе никак не передающийся. Как можно передать опыт умирающего от голода или доходящего от холода человека другому человеку, который никогда в подобной ситуации не был? Показать ему что-нибудь страшное — человек от этого отвернется или, наоборот, ужаснется, и не более того. Нужно в это погрузить, а для этого нужно выработать какую-то новую форму коммуникации с читателем. И эту форму Шаламов вырабатывает».


    • Габриэле Лойпольд, «Мне как-то привычно в прозе Шаламова. Страшно, но привычно» / интервью с Габриэле Лойпольд

    • Габриэле Лойпольд, русист и переводчица собрания сочинений В.Т.Шаламова на немецкий язык, была участницей круглого стола "Восприятие Шаламова в Германии", проходившего в конце февраля с.г. в рамках программы открытия немецкой выставки "Жить или писать" в московском "Мемориале". Интервью Г.Леопольд журналистке Е.Калашниковой опубликовал сайт "Уроки истории". На нашем сайте уже есть несколько материалов нашей немецкой коллеги.


    • Франциска Тун-Хоэнштайн , Франциска Тун-Хоэнштайн: «Пережитый опыт Шаламову удалось превратить в замечательную прозу» (1 мая 2016)

    • «Проза “Колымских рассказов” на уровне темы почти не оставляет места для надежды, и мне кажется, это надежда на уровне формы. Шаламов показывает жестокость, ужас происходящего, показывает, что слой культуры и цивилизации чрезвычайно тонок, и никто не может поручиться за себя в подобных условиях. А с другой стороны, он выжил и создал такую гармоничную прозу определенными приемами дистанцирования, и эти приемы помогают, как ни странно, жить в этих текстах, открывают новое пространство».


    • Редакция Shalamov.ru, Плагиат под видом перевода?

    • «Один из наших коллег из США прислал нам любопытное сообщение. Оказывается, в Америке недавно, в 2019 г., была издана и уже продается через Amazon биографическая книга о Варламе Шаламове, подготовленная неким Максимом Боткиным... <...> Этому событию, кажется, можно было бы только радоваться, однако у нас не могли не вызвать большое удивление два обстоятельства. Первое: текст книги представляет почти дословное воспроизведение известного российского издания биографии Шаламова в серии ЖЗЛ, написанной Валерием Есиповым и вышедшей уже дважды (М. Молодая гвардия. 2012; 2019)».


    • Ксения Дьяконова, Хосе Матео Пуйч, «Колымские рассказы» по-каталонски (2017)

    • «Одна из главных целей, которую мы ставили себе как переводчики Шаламова, — сохранить очарование ритма, дыхания, живости его рассказа. Именно поэтому мы старались не отяжелять текст бесконечными сносками и примечаниями, и предпочли заменить такие слова, как “каша”, “юшка” или “махорка” приблизительными каталонскими аналогами. <…> Слова, принадлежащие лагерному жаргону, такие, как “фраер” или “туфта”, мы сохранили в оригинале, ибо поиск эквивалентов мог бы привести к откровенно гротескным, неубедительным результатам. К тому же сам Шаламов всегда дает четкое определение такого рода словам. Однако некоторые слова или термины, в силу своей специфики и коннотаций, улавливаемых только русским ухом, ставили нас перед серьезным выбором».


    • Анастасия Осипова, Перевод как насильственное обращение

    • «В отличие от Джона Глэда, первого переводчика Шаламова на английский, Рэйфилд работал с авторскими текстами, изданными в России И.П. Сиротинской, а не с отредактированными Гулем версиями. Как следствие, разница между переводами Рейфилда и Глэда весьма разительна. Среди прочих достоинств работы Рейфилда стоит отметить его тонкое чувство ритма — крайне важное качество для работы с музыкально-заряженной прозой Шаламова, в которой основные сюжетные элементы и главные темы нередко подчеркиваются напряженной краткостью повествования и аллитерацией. Но как и многие его предшественники, Рэйфилд видит в Шаламовe в первую очередь документалиста, ценность произведений которого состоит главным образом в обличении преступлений сталинизма, и уделяет слишком мало внимания поэтике и художественным особеностям шаламовской прозы. Возможно, именно этим объясняются те неожиданные ошибки, которые допустил этот опытный и талантливый переводчик. Очевидно, что их причина не в недостатке мастерства или чувства языка, а в либо намеренном, либо бессознательном цензурировании тех аспектов шаламовской прозы, которые выходят за узкие рамки жанра свидетельства».


    • У Цзяю, «Наиболее поэтичное русское дерево». Варлам Шаламов в Китае (2017)

    • «Главная черта творчества Шаламова — это абсолютная искренность и стремление к истине, какой бы горькой она ни была. Он часто прибегает к символам, но эти символы не нарочиты — они берутся из природы или из древних книг. Его величие — в простоте, а в его спокойствии отражается страсть».


    • Ольга Ключарёва, Гамзе Оксюз, «…Фразы — словно бьют читателя» (январь 2021)

    • «Перевод для меня — это искусство. Самая большая сложность при переводе художественных текстов — это передать стиль автора, потому что стиль отличает авторов друг от друга. В связи с этим мне было непросто передать тонкие особенности новой прозы Шаламова. Когда я начала переводить первый текст (а это был рассказ “По снегу”), то думала, что никогда не смогу его закончить, до конца жизни. Помимо содержания рассказов, язык Варлама Тихоновича также совершенно уникален».

  • Видео
    • Презентация чешского перевода книги В.Т. Шаламова «Левый берег» 18.09.2013
      В презентации перевода Яна Махонина участвуют: американский славист и переводчик Джон Глэд, исследователь жизни и творчества Шаламова Валерий Есипов, переводчик Нина Фальковская. Презентация прошла в библиотеке Вацлава Гавела в Праге в рамках международной конференции «“Закон сопротивления распаду”: особенности прозы и поэзии Варлама Шаламова и их восприятие в начале XXI века».